Статистика

Пользователи : 36
Статьи : 105
Ссылки : 1
Просмотры материалов : 301352

Счётчик

Рори Ноланд. Секрет творчества


Рори Ноланд. Секрет творчества.

(Глава из книги)


Оглавление:

Предисловие автора
Введение:
«Ох, уж эти таланты!»
Глава 1:
Твёрдость характера
Глава 2:
Звёздная болезнь или служение людям?
Глава 3:
Творческий человек и его окружение
Глава 4:
Мастерство или перфекционизм?
Глава 5:
Как реагировать на критику
Глава 6:
Ревность и зависть
Глава 7:
Как справляться со своими эмоциями
Глава 8:
Творчество и лидерство
Глава 9:
Творчество и грех
Глава 10:
Духовные дисциплины творческого человека
Послесловие


Предисловие


Эгоизм, гордыня, перфекционизм, агрессивная самозащита, ревность, зависть, эмоциональная неуравновешенность и недисциплинированность… Многим людям приходится искоренять эти недостатки из своего характера, но творчески одарённые христиане рано или поздно непременно столкнутся с каждым из них без исключения, а, может быть, даже будут бороться с ними всю свою жизнь — причём, просто потому, что обладают артистическим темпераментом и творческими наклонностями. Мы натыкаемся на эти недостатки не случайно; они являются частью самой нашей натуры. Они свойственны любому творческому человеку. Я согласился написать эту книгу не потому, что долго и кропотливо изучал становление благочестивого характера и решил, что появившиеся у меня мысли заслуживают того, чтобы познакомить с ними других людей. Я написал её потому, что лично сражался с каждым из упоминающихся в ней грехов и пороков. Большая часть того, чему научился я сам, — это плоды моих уединённых бесед с Богом, чтения Библии и молитвы. Со временем я начал говорить о том, что Бог делает в моей жизни, своим товарищам по творческому служению, будь то на репетициях, в маленькой группе или на небольших конференциях нашей церкви, — и почувствовал, что меня окружают единомышленники. Большинство моих коллег тоже хотели возрастать именно в тех сферах жизни и служения, которые даются художникам труднее всего. Затем я начал делиться своими мыслями на межцерковных конференциях и семинарах и в результате обнаружил огромное число одарённых людей, которые жаждали услышать и принять то, что сказано в Божьем Слове о становлении творческого характера. Многие из них просили меня порекомендовать им книги и другие материалы, предназначенные именно для людей с артистическим темпераментом и творческими наклонностями, однако, к сожалению, таких материалов очень и очень мало. Книга, которую вы держите в руках, написана именно для того, чтобы восполнить эту потребность.

Вот уже двадцать пять лет я работаю с одарёнными людьми в церкви и на собственном опыте убедился, что по отношению к своим талантливым прихожанам христианские общины обычно впадают в одну из двух крайностей. Мы либо балуем своих «талантов», спуская им любые недостатки, либо злоупотребляем ими и нещадно их используем. В биографическом романе Ирвинга Стоуна «Муки и радости», посвящённом жизни Микеланджело, есть одна длинная глава, где говорится об отношениях великого художника с каждым папой римским, на которого он работал. Чаще всего эти отношения были довольно бурными, творческая жизнь Микеланджело в церкви была полна неприятностей и разочарований, и, читая о многочисленных оскорблениях, доставшихся одному из моих любимых художников, я невольно подумал о том, что этот конфликт между церковью и творческими личностями продолжается уже не одно столетие. Я мечтаю, что однажды настанет день, когда церковь перестанет отталкивать от себя людей искусства и вместо этого начнёт поддерживать их, превратившись для них в надёжное место возрастания и становления, где они смогут стать такими, какими задумал их Господь. Мне очень хотелось бы, чтобы церкви с пониманием и чуткостью относились к нуждам своих художников. А ещё мне очень хочется, чтобы все творческие люди любили церковь и возрастали в благочестии, духовной цельности и честности.



Я думаю, что лучший способ продумать и усвоить содержание этой книги — это прочесть и обсудить её вместе, в команде или малой группе. Конечно, её можно прочитать и самостоятельно, но больше всего пользы вы извлечёте из неё, если будете размышлять над её содержанием в небольшой группе, вместе со своими единомышленниками, такими же творческими людьми, как и вы сами. Эту книгу можно прочесть вместе со всеми членами команды поклонения, церковного хора, танцевальной группы, театрального служения и так далее. С самого начала она предназначалась именно для таких команд и коллективов. Вот почему я включил в неё точно такие же вопросы для обсуждения, которые обычно предлагаю участникам своих семинаров. Кроме того, в книге я неоднократно подчёркиваю важность и необходимость взаимной подотчётности и поддержки, и потому ею вполне можно пользоваться в контексте взаимоотношений духовного наставничества, душепопечительства или обоюдной помощи, читая её вместе с другом или одним из членов вашей творческой команды.

Каждая глава книги начинается с описания какой-нибудь жизненной ситуации, связанной с основной темой данной главы. Хотя и сами ситуации, и имена моих героев являются вымышленными, все они основаны на реальных событиях, с которыми мне самому не раз приходилось сталкиваться за годы служения.

Сейчас я с радостью и гордостью служу в церкви «Willow Creek» (расположенной в городе Саут Баррингтон, штат Иллинойс) в качестве руководителя музыкального служения. Я был частью той группы молодёжи, которая основала эту общину, а на нынешнюю работу меня пригласили в 1984 году. Время от времени я буду упоминать о том, что происходит в «нашей церкви», однако эта книга посвящена вовсе не общине «Willow Creek», а одарённым, талантливым христианам. Я надеюсь, что она станет для вас поддержкой и ободрением на пути к творческому становлению и исполнению Божьего призвания и поможет вам смело идти к новым высотам художественного мастерства, всё больше и полнее используя весь творческий потенциал, заложенный в вас Богом.
Я многим обязан Биллу Хайбелзу, который вёл меня в служении почти все эти годы. Эта книга пронизана его словами и учением, пожалуй, даже больше, чем я думаю. Я глубоко признателен своей жене Сью за её поддержку и ободрение. Я бесконечно благодарен членам творческой команды церкви «Willow Creek»; я постоянно тружусь с ними рука об руку, а некоторых из них знаю уже больше двадцати лет. Именно им я смиренно посвящаю эту книгу.

«Но ведь любой талантливый человек чуточку ненормален, иначе мы бы не называли его талантливым. Обычные люди не создают произведений искусства. Они едят, спят, трудятся изо дня в день, а потом умирают. Вы же по-особенному ощущаете этот мир. Именно поэтому вы способны передать эти чувства нам, простым людям. Только будьте осторожны: эта необычайная чувствительность может сокрушить вас. Ни один поистине творческий человек ещё не устоял перед её силой».


Ирвинг Стоун, «Жажда жизни»


Введение

«Ох уж эти таланты!»

Однажды мне довелось выступать на одной церковной конференции в городе Форт Лодердейл, где, в основном, собрались пасторы и старейшины разных церквей. Я говорил о музыке в современной церкви и о тенденциях развития различных видов искусства в наших общинах. Однако ещё больше мне хочется, чтобы талантливые христиане возрастали в благочестии и святости, так что я не удержался и вставил в своё выступление несколько слов о цельности и зрелости характера талантливых служителей. Но стоило мне об этом упомянуть, как на меня обрушился целый шквал вопросов, связанных как раз с характером и благочестием христиан, занимающиеся творческой деятельностью в церкви. Именно эти вопросы и проблемы становятся сейчас самыми важными для талантливых христиан и их служения. Более того, большинство вопросов, которые мне задают о музыкальном служении в церкви, не имеют непосредственного отношения к музыке, а касаются личностных качеств людей и их характера: «Как мне научить своих ребят служить от всего сердца, в смирении? Как добиться единства в команде? Как мне научить своих солистов или участников театрального служения лучше ладить друг с другом? Что делать, если среди музыкантов появились ворчуны или недовольные?« Именно в музыкальном служении и других служениях, связанных с искусством, возникает больше всего серьёзных проблем во взаимоотношениях между людьми. Мне уже не раз приходилось видеть, как музыкальные служения в общинах распадались только из-за того, что их руководители не обращали должного внимания на проблемы, связанные с личной жизнью и характером его участников.

Часто мне звонят пасторы, огорчённые поведением своих талантливых сотрудников. «Наш лидер поклонения совершенно не желает прислушиваться к мнению остальных». Или: «Он совсем не умеет воспринимать какую бы то ни было критику. Он не умеет работать с другими людьми и служениями и делать общее дело - ему интересно только то, чем занят он сам».

Примерно то же самое я слышу и о добровольных участниках служения. «Этот брат — прекрасный пианист, но с ним ужасно тяжело работать». Или: «Наша лучшая вокалистка всё время устраивает скандалы и примерно раз в месяц грозится уйти. А мы все этого боимся, потому что на данный момент нам некем её заменить. Что делать?»

Церковь слишком долго игнорировала подобные вопросы, глядя сквозь пальцы на личную жизнь и характер своих талантливых прихожан и не заботясь об их духовной зрелости. Мы отвернулись от этих проблем в надежде, что они разрешатся сами собой. Но ведь так не бывает. Во время той же самой конференции в автобусе по дороге в гостиницу ко мне подсел один пастор и откровенно сказал: «Ох, уж эти мне таланты! Знаете, я лично решил просто оставить их в покое. Всё равно они живут в своём собственном мирке, отгородившись от простых смертных».

Кого он имел в виду, говоря об этих самых «талантах»? И как понять, относимся мы к их числу или нет? Если вы любите музыку, театр, живопись, кинематографию, фотографию, танцы, работу со звуком или освещением, если вам нравится заниматься творческой деятельностью — петь, играть, выступать, сочинять, передавать свои ощущения другим, то, скорее всего, в вас тоже живёт творческая жилка, и тут совершенно неважно, большой у вас талант или маленький. Возможно, вы мечтаете заниматься искусством профессионально или просто видите в творчестве своё хобби. Может быть, ваше участие в творческой деятельности ограничивается лишь пением в последнем ряду церковного хора. Вы можете быть любителем или профессионалом, исполнителем песен или их автором - или и тем, и другим. А, может быть, вы работаете с творческими людьми или живёте рядом с ними, и вам просто хочется научиться немного лучше их понимать.

К сожалению, в мире бытует много негативных предрассудков насчёт людей творческого склада. Кто-то говорит, что они взбалмошны и эксцентричны. Другие считают, что это весьма странные люди, с которыми трудно общаться. Третьи утверждают, что мы подвержены резким перепадам настроения и эмоционально нестабильны. Есть мнение, что все талантливые люди — свободолюбивые и крайне недисциплинированные чудаки. Им легче прощают недостатки и проступки, списывая всё на особенности артистического темперамента. Проблемы возникают, когда сами талантливые люди начинают этому верить и подобным же образом оправдывают своё неприемлемое поведение.

Такие негативные стереотипы несправедливы хотя бы потому, что далеко не все люди с творческой жилкой подходят под это описание. На днях сын поведал мне о том, какие странные вещи им рассказывают о музыкантах в школе. На уроках музыкально-художественной культуры его больше всего поразило то, что Бетховен, оказывается, был настолько вспыльчив и несдержан, что мог устроить сцену в ресторане, если ему не нравилась поданное блюдо, что на концертах Ференца Листа женщины бросали ключи от своих комнат прямо ему на сцену, а Вагнер был человеком, мягко говоря, чудаковатым и всю жизнь оставался убеждённым антисемитом. А поскольку большинство музыкантов, о которых говорилось на уроках, были довольно необычными и даже странными людьми, мне оставалось только гадать, что мой собственный сын думает о своём отце!

Меланхолики

Уже много столетий учёные не перестают удивляться особенностям артистического темперамента. Всё началось с греков, которые разделили всё человечество на четыре категории: на холериков, сангвиников, флегматиков и меланхоликов. Аристотель говорил, что «все неординарные личности, отличившиеся в философии, политике, поэзии и других искусствах, были явными меланхоликами». В результате, всех людей, склонных к творчеству, стали называть меланхоликами, хотя на самом деле это не совсем верно, так как далеко не все представители творческого мира обладают меланхолическим темпераментом. Я лично знаю многих талантливых людей, которые лишь слегка склонны к меланхолии, и многих других, которым она вообще не свойственна.

В средние века меланхолия считалась физическим недугом, а церковь провозгласила её грехом сродни лени или беспечности. Однако, в эпоху Возрождения меланхолия вновь появилась на сцене, но на этот раз в роли божественного дара. На мышление людей той эпохи во многом повлияло развитие астрологии. Поведение человека ставилось в зависимость от расположения планет и других небесных светил в день его рождения. Сатурн считался планетой меланхоликов. Человек, родившийся под знаком Сатурна, мог вырасти «либо здравомыслящим и способным на уникальные достижения, либо больным, склонным к инертности и безрассудству». Способность меланхоликов к «уникальным достижениям», естественно, сделала их довольно популярными в эпоху Возрождения. Некоторые исторические источники действительно свидетельствуют о «волне меланхолии, захлестнувшей всю Европу в XVI веке». Чем более эксцентричным был человек, тем более гениальным считали его современники.

Несмотря на столь возвышенные представления о меланхоликах, перекочевавшие и в эпоху Романтизма, в их адрес всегда раздавалось и немало критики. Даже на пике популярности меланхолического темперамента, некоторые относились к нему с опаской. Вот как в 1586 году описывал меланхолика Тимоти Брайт:

«…холоден, сух, одевается в чёрное или тёмное, чёрствый, тощий и костлявый, может многое удержать в памяти, если не отвлекается по пустякам; твёрдо придерживается своего мнения, не уступит, если что-то решил; сначала долго сомневается, а потом упорствует до конца; подозрителен, усерден до потери сознания, осмотрителен; мучается страхами и кошмарами по ночам; в любви печален и исполнен страха, его трудно рассердить, но он долго не забывает обид, и с ним нелегко примириться; ревнив и завистлив, склонен видеть во всём самую дурную сторону и страстен сверх меры. От этого состояния ума и сердца в нём возникает стремление к уединённости, скорбность, слезливость,.. его отличают тяжкие вздохи, рыдания, сетования; у него удручённый взгляд, он застенчив и стыдлив, в движениях медлителен; молчалив, небрежен, чурается света и людского общества и находит больше отрады в одиночестве и неизвестности».

Не слишком лестное описание, верно? Даже сейчас многие относятся к меланхоликам с некоторой подозрительностью и опаской. Всякий раз, читая публикации о различных темпераментах, я замечаю совершенно неоднозначное отношение авторов к меланхоликам. По сравнению с этой жуткой, ужасной меланхолией, другие три темперамента — просто счастье! Частенько складывается впечатление, что меланхолики постоянно занимаются самокопанием, чрезмерно придирчивы к себе и другим, эмоционально неуравновешенны, замкнуты, чересчур впечатлительны и обидчивы. Больше всего меня беспокоит то, что, стоит человеку прослыть меланхоликом, как его сразу начинают считать эмоционально неполноценным типом, совершенно не приспособленным к жизни в нормальном обществе.


Искупить творческий темперамент для Царства Божьего

Я верю, что, помимо всего прочего, Бог искупил для Своего Царства и артистический темперамент. Если вы во Христе, то вы — новое творение. «Прежнее прошло, теперь всё новое« (2 Кор. 5:17). Так что во Христе мы вполне можем говорить о преображённых художниках, музыкантах, танцорах, актёрах и писателях, хорошо приспособленных к жизни в обществе и исполненных Святым Духом. Только представьте себе, что Бог может сделать с творческим темпераментом, который полностью подчиняет себя Его воле! Глядя на нас, Бог не вздыхает: «Ох уж Мне эти таланты!» В конце концов, Он Сам нас создал и потому любит и понимает нас.

Надо признать, что кое в чём мы действительно отличаемся от других, но в этом нет ничего дурного. Люди, занимающиеся искусством, смотрят на вещи несколько иначе, нежели все остальные. Мы замечаем подробности, ценим нюансы и красоту. Кто-то посмотрит на ночное небо и увидит просто звёзды, а вот для творческого человека оно будет исполнено прелести и особого смысла. Художник готов без конца сидеть под открытым небом, вбирая в себя его очарование. Он может, не отрываясь, смотреть на луну, замирая от восторга. Однажды вечернее небо так потрясло Клода Дебюсси, что он написал свой удивительный «Лунный свет». Ван Гог в порыве вдохновения создал «Звёздную ночь». Царь Давид, поэт и музыкант, нередко заглядывался на раскинувшийся небесный свод и однажды написал: «Когда взираю я на небеса Твои — дело Твоих перстов, то что есть человек, что Ты помнишь его, и сын человеческий, что Ты посещаешь его?» (Пс. 8:4–5)

Творческие люди иначе реагируют на происходящее. Во-первых, мы гораздо более впечатлительны. И в этом нет ничего плохого. Такими нас создал Бог. В Послании к ефесянам Павел говорит о просветлении очей человеческого сердца (1:18). Так вот, у впечатлительных людей сердце — более вместительно и восприимчиво. Они видят всё несколько по-другому, потому что чувствуют намного глубже. В своей книге «Окна души» Кен Гир пишет: «Мы многому учимся у творческих людей — то есть у тех, кто облекает свои мысли в краски, рифмы и ноты, кто имеет глаза, которые видят, уши, которые слышат, и сердца, которые глубоко и страстно ощущают всё, что свято и дорого для Бога».

Вот почему именно творческие люди чаще других выступают против несправедливости, неравенства и лицемерия. Они вступаются за обездоленных. Они заставляют нас более отзывчиво относиться к заблудшим, одиноким, униженным и оскорблённым. Каждому обладателю артистического темперамента наверняка не раз приходилось слышать от других: «Да не принимай ты всё так близко к сердцу! Пора уже перестать так остро и болезненно на всё реагировать!» Всё это сущая ерунда. В мире и без того хватает толстокожих, равнодушных людей. Человечеству всегда недоставало чуткости и мягкости. Случалось ли вам плакать от счастья и волнения, слушая замечательную симфонию, или заворожённо стоять перед какой-нибудь картиной, не в силах отвести от неё взгляд? Бывало ли, что тот или иной эпизод художественного фильма трогал вас до глубины души? А ведь всё это благодаря тому, что композитор, художник или актёр смогли донести до вас свои собственные сильные и страстные переживания и тем самым взволновали вам разум и сердце.



Искусство в Библии

Давайте посмотрим, что говорится о творчестве и творческих людях в Библии. Помимо того, что Библия является непогрешимым Словом Божьим и способна преображать человеческие жизни, она сама по себе является произведением искусства. На протяжении всей истории человечества люди изучали Библию как удивительный образец художественной литературы. Одним из таких учёных был Фрэнк Гебелейн, писавший: «Несомненно, ни одна книга на земле, от Гомера, Вергилия и Данте до Сервантеса, Шекспира, Мильтона и Гёте, не получила такого всеобщего литературного признания, каким пользуется Библия».

В Библии щедро используется художественная метафора, и мой любимый пример метафоры находится в последней главе Книги Екклесиаст, где старение человека сравнивается с домом: «В тот день, когда задрожат стерегущие дом, и согнутся мужи силы; и перестанут молоть мелющие, потому что их немного осталось; и помрачатся смотрящие в окно; и запираться будут двери на улицу; когда замолкнет звук жёрнова; и будет вставать человек по крику петуха и замолкнут дщери пения…» (Еккл. 12:3–4).

Дрожащие стражи дома — это руки, которые начинают трястись от немощи. «Мелющие» — это зубы, выпадающие, когда мы стареем. Тускнеющие глаза — всё равно, что мутнеющие окна, из которых всё труднее видеть. В этой остроумной метафоре вы можете увидеть и остальные признаки неминуемой дряхлости: сутулость, потерю слуха и бессонницу. Вместо того, чтобы описывать всё это медицинским языком, автор обращается к воображению читателя, и благодаря его мастерству мы начинаем чувствовать всю тоску и печаль надвигающейся старости.

Кроме того, в Библии есть великое множество поэтических произведений, отличающихся мастерством и изяществом исполнения. Псалтирь, Книга Иова и Песнь Песней — это самые яркие примеры библейской поэзии.

Драматическое искусство впервые упоминается в Библии, когда Бог призывает Иезекииля «разыграть» перед соплеменниками осаду Иерусалима. Пророк даже схематически нарисовал свой город, чтобы зрителям всё было ещё понятнее (Иез. 4). Господь Иисус часто говорил притчами и рассказывал яркие, по-настоящему интересные истории, в которых явно присутствовал живой драматический элемент.

Изобразительное искусство сыграло немаловажную роль в строительстве скинии (Исх. 31:1–11). Фрэнсис Шеффер отмечает, что при строительстве скинии были представлены все виды визуального творчества, известные человечеству на то время 8. Изобразительное и художественное творчество сыграло огромную роль и в строительстве иерусалимского храма. Храм был украшен резьбой тончайшей работы (3 Цар. 6:15–36, 7:23–39, 2 Пар. 3:5–7,  4:1–7). В 3 Цар. 6:4 говорится, что Соломон «сделал в доме окна решётчатые». В храме также были установлены столбы, которые не поддерживали потолок (2 Пар. 3:15–17), а стояли там исключительно для красоты.

В Библии достаточно часто говорится и о музыке. Пение вообще являлось большой частью еврейской культуры. По сути своей, Псалтирь является сборником гимнов и песнопений, и в нём постоянно встречается призыв воспевать Господу (Пс. 149:1). Сыны Израилевы пели Богу не только во время богослужения, но и на работе (Чис. 21:16–18). Давид сочинил песнь в память о погибших Сауле и Ионафане (2 Цар. 1:19–27). А полистав Книгу Откровение, мы сразу увидим, что на Небесах мы тоже будем довольно много петь (19:1–8).

В Библии часто упоминается и инструментальная музыка. В Псалтири на еврейском языке семьдесят один раз встречается слово «селах», которое, скорее всего, означает инструментальную паузу между стихами или куплетами. Звук трубы оповещал израильтян о всенародных собраниях, остановках в пути, праздниках, богослужениях и различных военных действиях (Лев. 23:24,  Чис. 10:1–10, 29:1,  Нав. 6:19,  Суд. 3:27,  6:34,  7:19–22,  1 Цар. 13:3,  2 Цар. 2:28,  15:10, 18:16,  3 Цар. 1:34,  4 Цар. 9:13,  Пс. 150:3). О втором пришествии Христа и воскресении мёртвых нас также известит трубный звук (Мф. 24:31,  1 Кор. 15:52). Упоминаются в Библии и другие музыкальные инструменты: флейта, лира, арфа, тимпаны, кимвалы, бубны и так далее (1 Цар. 10:5,  3 Цар. 1:40, 1 Пар. 25:1,  Пс. 44:9,  Пс. 91:2–4, 150:3–5,  Мф. 9:23).

Встречаются в Библии и упоминания о танцах. В Пс. 149:3 говорится: «Да хвалят имя Его с ликами (то есть с танцами); на тимпане и гуслях да поют Ему«. А в Пс. 150:4:  »Хвалите Его с тимпаном и ликами, хвалите Его на струнах и органе«. Мариам повела женщин-израильтянок в радостном и торжественном танце хвалы Господу, о котором рассказывается в Исх. 15:20.  Люди устраивали пляски в честь возвращения воинов с битвы (Суд. 11:34). Когда Давид победил Голиафа (1 Цар. 18:6), весь народ пел и танцевал. Давид и сам плясал и скакал от радости, когда ковчег Господень наконец-то вернулся к народу Израиля (2 Цар. 6:14–15).


Творческие люди в Библии

Возможно, я чересчур пристрастен в своих рассуждениях, но мне кажется, что творческие люди занимают в Божьем замысле и Его сердце особое место. Обратите внимание, как часто говорится о них в Библии. О творческой деятельности упоминается уже в самом начале человеческой истории, наряду с сельским хозяйством и ремёслами (Быт. 4:21). Несколько раз в Библии говорится о больших группах особо обученных певцов (Неем. 10:28–29, Пс. 150:3–5), а также о других сообществах творческих людей (Исх. 31:2–6, 35:30–35). Во времена Давида при храме было двести восемьдесят восемь певцов (1 Пар. 25:7). Одним из наказаний для Вавилона, перечисленных в Книге Откровение, будет отсутствие в нём того богатства и разнообразия, которое приносят с собой разные виды искусства (Откр. 18:22).

Некоторые художники даже названы в Библии по имени. Я не стану перечислять их всех, а упомяну лишь несколько человек. Давид был искусным музыкантом и автором многих песен (1 Цар. 16:18), Бог назвал его «мужем по сердцу Божьему«. Соломон написал более тысячи песен (3 Цар. 4:32). Хенания был талантливым учителем пения (1 Пар. 15:22). А одну троицу музыкантов, упомянутую в 1 Пар., я называю про себя певцами-барабанщиками. Этих ребят звали Асаф, Еман и Ефан (15:16–19), и они «громко возвещали глас радования… на медных кимвалах«. Веселеил упоминается в Библии как очень талантливый ремесленник, владевший «всяким искусством» (Исх. 35:30–33).


Сила искусства

Искусство может обладать огромной силой. Оно способно открыть наши глаза, помочь нам увидеть истину и изменить нашу жизнь. В 1 Цар. 10 Саул услышал музыкантов, которые одновременно играли и пророчествовали. Их служение так потрясло Саула, что он «сделался иным человеком» (ст. 6). Вот как может повлиять на человека искусство! Когда в Лондоне состоялась премьера «Мессии», лорд Кинноул поздравил Генделя с тем, что ему удалось так прекрасно «развлечь» свою аудиторию. Неудивительно, что Гендель, как и многие из нас, почувствовал себя уязвлённым при мысли о том, что кто-то увидел в его музыке лишь развлечение, и тут же возразил: «Милорд, мне жаль, если я просто развлёк их. Я хотел преобразить их души».

Произведения искусства могут оказывать на людей колоссальное влияние, если они создаются и исполняются под водительством и помазанием Святого Духа. Посредством исполненного Духом гусляра Бог расположил сердце Елисея к послушанию Его воле (4 Цар. 3:15). И сегодня произведение талантливого христианина или выступление помазанного исполнителя может оказывать на людей сильнейшее воздействие. Песня, написанная по вдохновению Духа и исполненная вокалистом, на котором ощущается Божье помазание, может помочь собравшимся как никогда раньше ощутить присутствие Бога. Мы, одарённые христиане, не можем плодотворно трудиться без Того, Кто наделил нас этими дарами. Давайте не будем забывать, что наша цель заключается вовсе не в том, чтобы как можно эффектнее блеснуть своим талантом, а в том, чтобы «явить силу Духа» (1 Кор. 2:4). В Книге Ездры постоянно повторяется одна и та же мысль: Божья рука была на Ездре и на всём, что бы он ни делал. Сегодня нам очень нужно, чтобы на всех талантливых людях в церкви тоже покоилась рука Господня.


Искусство в Церкви

Как должен относиться к церкви христианин, занимающийся каким-либо видом искусства? Мы должны любить церковь как Невесту Христа. Несмотря на все её недостатки (особенно в том, что касается творчества и художников), церковь была и остаётся Божьим проводником спасения для заблудшего мира. Как говорит Чарли Пикок, продюсер, музыкант и автор многих современных христианских песен, «подлинно талантливый человек будет сознательно любить церковь, не взирая на её безразличие или враждебность к его деятельности. И хотя безразличие — его злейший враг, он не станет отождествлять его с братом или сестрой, которые поддались этому врагу. Он неустанно ищет своё место в Теле Христовом и не считает себя исключением из общего правила, а значит, не избегает своей обязанности общаться с другими верующими и благочестиво распоряжаться вверенными ему дарами. Он любит церковь и делает всё возможное для её созидания, ибо как можно любить Христа и при этом ненавидеть Его церковь?»

Однако мы живём в такое время, когда одарённые люди о церкви почти не вспоминают — даже христиане! Мы мечтаем изменить весь мир посредством своего таланта, но почему-то нам редко приходит в голову мысль реализовать свои стремления с помощью поместной церкви. Даже если мы о ней и вспоминаем, то чаще всего — как о некоем трамплине, с помощью которого можно «допрыгнуть» до более высокого уровня мастерства и популярности.

Например, сейчас целое поколение христианской молодёжи полагает, что настоящее музыкальное служение связано вовсе не с поместной церковью, а с христианской музыкальной индустрией. Более того, слыша словосочетание «музыкант-христианин», большинство людей сразу же думают, что речь идёт именно о человеке, работающем в этой индустрии. А ведь и обыкновенный член церковного хора, и актёр-христианин, играющий в местном театре, и верующий профессор-искусствовед — все они имеют ничуть не меньшее право называться христианами, занимающимися творческой деятельностью, чем те, для кого творчество стало профессиональной карьерой и так или иначе связано с бизнесом. То, что я сейчас скажу, сделает меня куда менее популярным в кругах людей, работающих в христианской музыкальной индустрией, но была не была: как вы думаете, Бог действительно хочет, чтобы христиане несли миру Евангелие прежде всего с помощью христианской музыкальной индустрии, — или мы как церковь просто отказались от этой привилегии, потому что не смогли представить себе всю мощь и потенциал музыкального служения в поместных общинах? Я не хочу сказать, что христианский музыкальный бизнес лишён Божьего благословения. Конечно, нет. Он уже принёс много благих плодов и продолжает затрагивать и менять жизнь многих и многих людей. Однако влияние христианского музыкального творчества вовсе не исчезнет и не уменьшится, если музыканты-христиане будут трудиться для Бога не только (и не столько) в сфере музыкального бизнеса, но и служа Ему в поместной церкви.

Своим читателям-музыкантам я просто хочу сказать, что если вы играете в церкви, но на самом деле хотели бы заниматься совсем другим (скажем, «прорваться» в христианскую музыкальную индустрию), то вам следует отказаться от музыкального служения в церкви. Займитесь чем-нибудь другим. Это касается всех, кто занимается творчеством. Не надо видеть в церкви лишь трамплин, который поможет вам взлететь на более важную жизненную ступеньку.

Прошу вас, поймите меня правильно: я вовсе не хочу сказать, что церковь — это единственное место, где христианин может проявлять свои богоданные таланты. Каждый из нас должен найти свою аудиторию, и, возможно, ею окажется вовсе не поместная церковь. Не всякое произведение искусства найдёт своё применение на церковном богослужении. Мы должны использовать свои дары и в церкви, и в мире. Было бы замечательно, если б на мировом музыкальном рынке появлялось всё больше верующих музыкантов. Нам нужно больше талантливых христиан — музыкантов, актёров, танцоров, поэтов, художников и продюсеров, — которые могли бы донести до всего общества Благую Весть о Христе и изменить современную культуру силой Его истины. Мы — свет мира (Мф. 5:14), и свет наш должен так светить перед людьми, чтобы, глядя на нашу работу, они тянулись к Господу (Мф. 5:16). Я благодарю Бога за то, что некоторые музыканты-христиане пробились на светский музыкальный рынок. Таким образом они оказывают хоть какое-то христианское влияние на общую культуру наших стран. Я обращаюсь ко всем молодым талантам с просьбой подумать о том, где служить Богу, — в церкви или в мире — а, может быть, и в мире, и в церкви одновременно. Не удовлетворяйтесь работой в христианском музыкальном бизнесе или какой-то другой сфере, которая ограничит вас и ваш талант рамками христианской субкультуры.

Я занимаюсь музыкальным служением уже более двадцати пяти лет и должен признаться, что в некоторые особенно трудные моменты мне страшно хотелось всё бросить и уйти. Но когда я начинал размышлять о том, чем же мне тогда заняться, то понимал, что ничто другое не отзывается в моём сердце столь же пылкой страстью. Бог призвал меня именно к этому. Это и есть моё земное предназначение — заниматься церковным музыкальным служением. Моя миссия состоит в том, чтобы способствовать развитию музыки в церкви. Кстати, чтобы любить церковь, совсем не обязательно становиться штатным сотрудником той или иной общины. Посредством церкви Бог примиряет с собой заблудший и грешный мир и зовёт нас с вами стать участниками Его «служения примирения» (2 Кор. 5:18). Церковь — это надежда мира, и служить Богу в поместной церкви — высокое призвание.

Современная церковь нуждается в талантливых христианах, горящих желанием использовать силу творчества в служении Богу. В своём служении я руководствуюсь словами из 1 Кор. 14:24–25: «Но когда все пророчествуют, и войдёт кто неверующий или незнающий, то он всеми обличается, всеми судится, и таким образом тайны сердца его обнаруживаются; и он падёт ниц, поклонится Богу и скажет: „Истинно с вами Бог“».

Мне нравится этот отрывок, потому что в нём описывается настолько сильное церковное служение, что даже посторонние люди чувствуют в нём Божью силу и присутствие. Посмотрите, какое влияние оно оказывает на неверующих! Они начинают ощущать собственную греховность, сердце их открывается для истины, они вдруг видят себя такими, какие они есть на самом деле, они тянутся к Богу и, уходя, восклицают, покачивая головами от изумления: «Оказывается, Бог и вправду есть! Он явно здесь, с вами!» Когда Бог наделяет искусство Своим благословением и помазанием, в нём появляется необыкновенная сила, пронизывающая сердца, умы и души. И кому же, как не нам, всегда следует помнить о том, каким действенным и могущественным может оказаться творческое служение в церкви.

Давайте поговорим о том, как можно применить творчество в поместной церкви, взглянув на роль искусства в поклонении, благовестии, воодушевлении и праздновании.



Поклонение

В Новом Завете неоднократно подчёркивается важность совместного, общего поклонения. В Еф. 5:19 и Кол. 3:16 ранняя церковь получила наставление петь «псалмы, славословия и песнопения духовные». Леланд Райкен отмечает, что «музыка Нового Завета… стала уделом не только священников и специально обученных певцов. Теперь это, главным образом, «любительская» музыка, рождённая внутри самой общины». Служение больше не зависит от двух-трёх профессионалов, работающих в церкви на полную ставку. Теперь оно стало обязанностью каждого исполненного Духом христианина (Еф. 4:11–13, 1 Пет. 2:5,  9). Если хотите, это сопутствующий результат новозаветного учения о священстве всех верующих.

В наши дни многие общины на собственном опыте знают, что значит поклоняться Богу, следуя ведению Святого Духа, и благодаря этому жизнь церкви стала значительно глубже и богаче. Разные виды искусства могут сделать наше поклонение ещё более действенным. Трогательная, с чувством исполненная мелодия, захватывающее театральное представление, выразительная декламация, проникновенный танец или сильное и яркое произведение изобразительного искусства как ничто другое могут помочь Телу Христову реально ощутить присутствие Самого Бога и прославить Его.

К сожалению, возрождение служения поклонения породило множество споров, с которыми каждая поместная община должна разобраться самостоятельно. Например, люди спорят о том, какое поклонение более духовно: спонтанное или спланированное заранее. В Писаниях мы встречаем и то, и другое. Перейдя посуху Красное море, израильтяне устроили спонтанный праздник поклонения Богу прямо на берегу, с песнями, танцами и всеобщим весельем (Исх. 15). Однако во время посвящения храма всё поклонение было чётко спланировано заранее (2 Пар. 5:11–77:7).

Ещё одно решение, с которым сталкивается практически каждая община, желающая и дальше возрастать в поклонении, касается выбора между традиционной и современной его формой. Тут есть опасность впасть в одну из двух крайностей. Мне приходилось видеть и такие церкви, которые напрочь отказались от всех старых гимнов в пользу современных песен, и такие, которые признают только гимны и ничего не хотят слышать о новых песнях. В новозаветной церкви, по-видимому, пользовались и тем, и другим. В 1 Тим. 3:16 мы видим один из примеров «новых» песен, появившихся в ранней церкви, однако верующим также было заповедано петь и «старые» псалмы (Еф. 5:19,  Кол. 3:16).

Мне доводилось бывать в церквях, где лидеры определяют поклонение чересчур узко и настаивают, что все его формы должны быть направлены непосредственно на Бога. Иными словами, они поют только песни, обращённые прямо к Богу, и не принимают песен о Нём. Я вижу в этом весьма похвальное желание сделать поклонение максимально личностным для каждого прихожанина и помочь людям сосредоточить всё своё внимание на Боге. Писание действительно призывает нас петь Господу (Пс. 32:3), но мне кажется, что в этом отношении нам не стоит чересчур жёстко придерживаться догмы, потому что тогда мы вычеркнем огромное количество прекрасных песен поклонения, которые могут стать для церкви замечательным и истинным назиданием. К тому же, многие отрывки Писания, которые библеисты считают фрагментами ранних гимнов (Еф. 5:14, Флп. 2:6–11, Кол. 1:15–20) говорят о Господе в третьем лице, а не обращены к Нему.



Благовестие

В благовестии искусство может быть особенно полезным, поскольку оно способно отразить внутренние искания человека, его жажду познать Бога. Джон Фишер в своей книге «Для чего мы здесь?» пишет, что «большинство произведений искусства неверующих авторов отражает их стремление к Богу». Развивая свою мысль, Фишер пишет:

«Когда человек творит — берёт кистью краски, выводит чередой ноты, проявляет фотоплёнку или записывает свои мысли на бумаге, — он взаимодействует с вечностью, которую Бог вложил в его сердце. Он пытается сделать во вселенной что-то подлинно значимое, чтобы не быть просто случайным скоплением молекул. Современная философия говорит человеку, что он — ничто, но сердце подсказывает ему совсем другое. А так как его разум не может постичь то, что знает его сердце, он ощущает тяжесть бремени, наложенного на него Богом. Искусство нередко выглядит иррациональным, потому что сердце обгоняет разум. Музеи современного искусства хранят под своими сводами многочисленные доказательства того, что сердце часто опережает разум, когда человек пытается понять суть своего существования».

Люди действительно стремятся к Богу, и мы, художники, музыканты, поэты и танцоры, можем помочь им найти Его. Спору нет, поклонение в Духе — это замечательный способ благовестия. В Пс. 39:4 сказано, что, когда верующие поклоняются Богу, то у многих неверующих появляется желание обратиться к Христу. Однако, будучи служителем церкви, которая сознательно привлекает в себе людей, ищущих Бога и заинтересованных в духовных вещах, я призываю современные церкви использовать искусство и в стратегическом благовестии. Поверьте, искусство может сыграть очень важную роль в привлечении неверующих в ваши общины. Сотни самых разных людей рассказывали мне, что стали приходить на воскресные служения именно потому, что им понравилась музыка. Правда, я должен заметить, что нам нужно очень тщательно подходить к выбору художественных средств благовестия и отбирать из них те, которые были бы понятны и приемлемы для неверующих. Обращаясь к неверующим, Павел делал всё возможное, чтобы беседовать с ними на понятном им языке. Проповедуя Евангелие в Афинах, он цитировал высказывания греческих поэтов и философов (Деян. 17:28). Он использовал их собственное искусство, достижения их собственной культуры, чтобы достучаться до их сердец. В эпоху постмодернизма мы должны научиться так общаться со своими неверующими друзьями, чтобы наши слова не оставались для них пустым звуком. Я лично не стал бы выбирать для благовестия песни, где содержатся только христианские слова и выражения, непонятные неверующему человеку. Я не стал бы пользоваться драматическими пьесами, в которых серьёзные жизненные вопросы решаются банальными и легковесными способами. Если вы обращаетесь именно к неверующим, старайтесь говорить с ними так, чтобы они чётко и ясно вас понимали.



Воодушевление

Искусство может воодушевлять и назидать церковь. Музыка, драматические представления, танцы, литература и живопись могут ободрить человека, которому сейчас нелегко следовать за Христом, который столкнулся с испытаниями или искушением. Когда Давид служил Саулу, играя ему на арфе, Саул всегда чувствовал облегчение и прилив сил (1 Цар. 16:23). И Давид, и Иов говорили о том, как Бог давал им «песни в ночи» — иными словами, воодушевлял и подкреплял их в тяжкие времена (Иов. 35:10,  Пс. 41:9,  76:7). Нам ни в коем случае нельзя забывать о людях и их нуждах. Посредством наших творческих даров церковь может воодушевлять и ободрять тех, кто нуждается в Божьем прикосновении.

Мне нравится, когда тот или иной гимн или песня поклонения надолго остаётся в моей памяти, и её слова, несущие в себе драгоценную жемчужину Божьего Слова, поддерживают меня на протяжении всего дня. Я вспоминаю слова псалмопевца: «Уставы Твои были песнями моими на месте странствований моих» (Пс. 118:54). Я впервые почувствовал это, когда услышал песню «Посмотри на Иисуса», а также известную многим песню «Ищите прежде Царства Божия», написанную на основе Мф. 6:33.  Они не выходили у меня из головы, да и мне самому не хотелось отпускать их от себя. Когда Слово Божье проникает в моё сердце, я становлюсь совершенно иным человеком, моё отношение к жизни тоже меняется коренным образом, и искусство более чем способно нам в этом помочь.

Искусство как ничто другое умеет сострадать чужой боли и говорить человеку истину с уважением и тактом, принимая во внимание его переживания. Бывает, что слушатели пропускают слова проповедника мимо ушей. Но возьмите ту же самую мысль, облеките её в прекрасную мелодию — или в какую-то иную художественную форму, — и люди начинают прислушиваться и откликаться. А всё потому, что искусство прежде всего взывает к человеческому сердцу. Искусство смягчает нас, делает нас восприимчивее, заставляет прислушиваться к голосу Бога. Если вы действительно хотите ободрять прихожан своей церкви, непременно призовите на помощь искусство в самых разных его формах.



Празднование

Творчество всегда играло важную роль в празднованиях Израиля по поводу особо выдающихся событий их жизни и истории — например, перехода через Красное море, посвящении скинии и храма. Точно так же оно может прийти на помощь церкви, когда она отмечает важные события своей жизни и истории. Я имею в виду не только Рождество и Пасху. На самом деле у поместной церкви имеется куда больше поводов для празднования, чем мы думаем. Уж кому-кому, а нам с вами есть чему радоваться! У нас всегда есть отличные поводы для ликования, начиная от крещения новообращённых и дней рождения церкви и заканчивая праздничными служениями, посвящёнными Божьей верности и Его удивительным ответам на наши молитвы. Не надо дожидаться, пока наступит Пасха или Рождество. Церковь должна чаще веселиться, праздновать и ликовать — и делать это от всей души, без оглядки и смущения. А что может быть лучше того праздника, где дана полная свобода всем творческим дарам и замыслам, стремящимся прославить и возвысить Бога?

В канун 1989 года Леонард Бернстайн 13 дирижировал Девятой симфонией Бетховена на концерте, посвящённом падению Берлинской стены. В своей книге «Письма сыну« Кент Нербурн вспоминает о том, какое сильное впечатление произвёл на него этот концерт, увиденный по телевидению:

«Инструменты играли, как одно целое. Музыка поднималась и парила над землёй, превращаясь в одно сплошное чувство.
У меня из глаз струились слёзы. Я плакал безудержно, как ребёнок. Музыка была неизмеримо выше меня и больше всего, чем я когда-либо мог бы стать. В ней было исцеление и правда о самом высоком благородстве человека и о самой подлой его низости. В ней была исповедь, в ней был праздник души. В ней отражалась вся наша человеческая сущность.
К концу концерта я словно стал другим человеком. Мою повседневную жизнь посетил момент чистой, незамутнённой красоты. Пусть даже на огромном расстоянии и благодаря электронным хитростям телевидения, но мне всё равно посчастливилось ощутить один из тех моментов, какие может подарить нам лишь истинное искусство — когда из пустоты человек создаёт нечто и наделяет его таким величием и красотой, которые способны поспорить с обликом самых прекрасных богов».

Вот какой могущественной силой обладает искусство, и человека, ни разу не ощутившего этой силы, можно назвать живым лишь наполовину.


Звёздный час искусства

Сейчас для талантливых христиан настаёт удивительное и интересное время, поскольку Бог явно пробуждает интерес церкви к потенциальной силе художественного искусства в служении. За последнее время появилось несколько новых журналов, рассматривающих различные виды искусства с христианской точки зрения. Читая подобные издания, я ещё раз убеждаюсь, что искусство не исчезло из наших церквей; оно живёт и развивается. Многие общины создают специальные творческие служения и учатся включать разные виды искусства в свои богослужения. Мне кажется, нас ждут благие перемены — причём, в самом ближайшем будущем. Например, я вижу, как меняется роль одарённого человека в церкви, начиная с христиан-музыкантов. Если бы двадцать лет назад вы сказали, что участвуете в музыкальном служении своей церкви, ваши друзья немедленно сделали бы вывод, что вы поёте в церковном хоре. Если бы двадцать лет назад я сказал, что руковожу музыкальным служением своей общины, все подумали бы, что я дирижирую этим самым хором. А сегодня во многих церквях и вовсе нет хора. Раньше в церковном музыкальном служении могли участвовать лишь члены хора и органисты. Сейчас в наших общинах служат гитаристы и барабанщики, клавишники, играющие на синтезаторах, и саксофонисты, скрипачи и виолончелисты, певцы, работающие в самых разных стилях, и так далее. Новый интерес к поклонению вкупе со стремлением общин привлечь к себе людей, ищущих Бога, принесли в церковь совершенно новую музыку. Бог призывает студийных музыкантов и певцов, работающих в рекламе на телевидении и радио, перейти от профессионального музыкального бизнеса к служению в церкви. Кроме того, Он призывает к служению и музыкантов-любителей, которые раньше пели или играли на каком-либо инструменте, но по той или иной причине выбрали для себя профессию, не связанную с музыкой. Эти люди всё больше открывают для себя ту радость, которая наполняет душу, когда мы применяем свои таланты в служении Господу.

Звёздный час настаёт не только для музыкантов, но и для актёров. Раньше в церквях спектакли показывали только под Рождество и на Пасху, а значит, драматическое искусство применялось лишь пару раз в год и ограничивалось исключительно пересказом одних и тех же библейских историй. Люди привыкли к тому, что церковное театральное служение — это группа людей, нарядившихся в банные халаты и изображающих сцену возле вифлеемских яслей. К счастью, сейчас всё больше и больше церквей возвращаются к сценическому искусству — да так, что порой оно становится неотъемлемой частью церковной жизни. Сценки и небольшие драматические зарисовки весьма эффективно используются на церковных служениях. В результате качество работы сценаристов, постановщиков и актёров постепенно возрастает. Прихожане, увлекавшиеся театральными постановками ещё в школе или в университете, испытывают небывалое удовлетворение от служения Богу в поместной церкви, а некоторые только сейчас открывают в себе драматический талант, о котором даже не подозревали.

Что касается технической стороны вопроса, то и здесь общины начинают понимать, насколько важны хороший звук и освещение во время церковных собраний. Я вижу, что церкви начали вкладывать больше средств в этот аспект своего служения, а кое-какие общины даже специально нанимают в свой штат звукооператоров и осветителей.

Танец также переживает в церкви «эпоху возрождения» — особенно в качестве средства и способа поклонения. Я уже не раз слышал, что церкви проводят специальные семинары и конференции, полностью посвящённые танцу и танцевальному служению в церкви.

Некоторые церкви выставляют картины своих прихожан в зале собраний. Другие общины на собственные средства устраивают выставки и ярмарки художественного творчества.

Меня очень радуют все эти перемены, потому что я мечтаю, чтобы церковь стала «местом главных событий» в мире искусств — как это было всего двести пятьдесят лет назад, во времена Баха. Раньше, если человек хотел послушать хорошую музыку или увидеть прекрасную картину или фреску, он отправлялся в церковь. Если ему хотелось самому сыграть или спеть чудесное музыкальное произведение, он тоже шёл в церковь. К сожалению, сейчас всё совсем не так.

Но я верю, что творчество в церкви стоит на пороге своего золотого века. Я верю, что мы вступаем в ту эпоху церковной истории, когда Бог призывает тысячи одарённых людей с новой силой использовать свои дары ради Его Царства. Я верю, что Бог задумал создать мировое сообщество талантливых христиан, полностью признающих в своей жизни господство Иисуса Христа. Друзья мои, если вы тоже хотите этого, то оставьте всё иное и следуйте за Христом! Он призывает нас сыграть в церкви неизмеримо важную роль. Это великая честь, и да поможет нам Бог оказаться достойными столь высокого призвания (1 Кор. 4:2)! Настало время честно взглянуть на состояние нашей духовной жизни и сделать всё, чтобы мы прославляли Господа не только своими дарами, но и всей своей жизнью. Настало время произвести в своей жизни все необходимые перемены, чтобы стать такими, какими задумал нас Бог. Я думаю, что нам пора серьёзно задуматься не только о профессиональном мастерстве, но и о личном благочестии. Нельзя говорить о развитии искусства в церкви, не говоря о жизни и характере талантливых христиан, ведь характер творческого человека, его следование за Христом и духовный рост жизненно важны для создания такого служения, в котором Бог сможет по-настоящему могущественно явить силу Своего Духа. Наши художники, музыканты, поэты, актёры, танцоры и писатели должны быть известны не только своим талантом, но и преданной верой в Господа Христа.



Бог триединый, сердце мне разбей!
Ты звал, стучался в дверь, дышал, светил,
Но я не встал… Так Ты б меня скрутил,
Сжёг, покорил, пересоздал в борьбе!..
Я — город, занятый врагом. Тебе
Я б отворил ворота — и впустил,
Но враг в полон мой разум захватил,
И разум — Твой наместник — всё слабей…
Люблю Тебя — и Ты меня люби:
Ведь я с врагом насильно обручён…
Порви оковы, узел разруби,
Возьми меня, да буду заточён!
Твой раб — тогда свободу обрету,
Насильем возврати мне чистоту!..
Джон Донн, Священный сонет № 14


Глава 1

Твёрдость характера


Сергей и Марина радовались и переживали одновременно. Сергей только что окончил библейский колледж, и это было его первое собеседование о приёме на работу. Сергей мечтал о работе регента в какой-нибудь поместной церкви и потому послал своё резюме сразу в несколько церквей, надеясь найти самый подходящий вариант. Пастор Борис из Захолустной христианской общины сразу откликнулся на запрос Сергея. Он тщательно изучил его резюме, проверил все рекомендации, несколько раз разговаривал с ним по телефону и, наконец, решил встретиться для личной беседы. И вот радостные и взволнованные супруги уже сидят в лучшем ресторане города за одним столиком с пастором.

Всё шло замечательно. Сергей явно произвёл на пастора прекрасное впечатление. Услышав, что пастор Борис считает его вполне подходящим кандидатом для служения в своей церкви, супруги едва не подпрыгнули от счастья, но, как и подобает серьёзным, взрослым людям в подобных ситуациях, старались вести себя спокойно, сдержанно и невозмутимо. Оставалось пройти ещё один «отборочный тур« — разговор со старейшинами, — но, в принципе, после одобрения пастора это было простой формальностью. Сергей начал расспрашивать пастора о церкви и о людях, с которыми ему предстояло работать бок о бок.

— И как у вас сейчас обстоят дела в музыкальном служении?

— Нормально, — ответил тот. — Как обычно бывает в церкви.

«Интересно, хорошо это или плохо?» — подумал Сергей, а пастор тем временем продолжал:— Понимаете, одни члены церкви хотели бы слышать на служениях больше современной музыки, а другие ни в какую этого не принимают.

— А чего бы хотелось вам? — по-дружески спросил Сергей.

— Мне бы хотелось, чтобы всем было хорошо, — ответил пастор Борис.

— Думаю, что церковь к тому и призвана. Не хочу терять из-за этого людей. Надеюсь, что вместе нам удастся угодить и тем, и другим.

— А кто поёт в хоре? — спросил Сергей. Ему не терпелось узнать о церкви как можно больше.

— Они все очень приятные люди, — заверил его пастор. — Нет, проблемы, конечно, есть, как и в любом хоре. Как говорится, в каждом стаде найдётся чёрная овца.

— Например? — Сергей заинтересованно подался вперёд.

— Ну, взять, к примеру, Екатерину Семёновну. Она в хоре уже лет пятьдесят или больше. Только попробуй предложить что-то новое — она так на тебя налетит, что только держись! Покричит, повыступает, в сотый раз пригрозит, что ноги её больше в хоре не будет, а потом, как ни в чём ни бывало, становится на своё место. Она у нас первое сопрано и очень этим гордится.

Ещё у нас есть Валентина Павловна. Считает себя чудесной солисткой, хотя, честно говоря, в общине с ней никто не согласен. Она с чего-то взяла, что у неё прекрасно получается гимн «Отче наш». Так что раз в год — обычно в июле, когда народу поменьше — на вечернем воскресном богослужении она его исполняет. Обычно я молюсь, чтобы этот гимн закончился как можно скорее, — пастор рассмеялся. — Нет, правда, она очень милая женщина, замужем за нашим лучшим тенором. А вот он, кстати, склочник ещё тот. Если что не по его, так тебя обругает, хоть святых выноси. С бывшим регентом однажды поцапался на глазах у всего хора. Так что с ним лучше поладить с самого начала, в общине он человек влиятельный. Кто ещё? Павел Михайлович. Он у нас новичок, так что я о нём знаю мало. Но голос у него прекрасный. По-моему, раньше он даже на студиях записывался. Правда, полагаться на него трудно. Никогда не знаешь, придёт он в воскресенье или нет. Не знаю, может, он часто бывает в командировках, а может, просто не хватает посвящённости Богу и служению. Ну, кроме того есть Максим и Катя Дубовы. Это пара молодая, недавно к нам переехали. Но сдаётся мне, не всё у них в семье гладко.

— А за помощью они обращались? — спросил Сергей. — Ходили к кому-нибудь на консультацию?

— Честно сказать, даже не знаю, — пожал плечами пастор. — Давно уже хочу им позвонить, да всё руки не доходят.

Дальше Сергей решил не расспрашивать. К тому же, надо было обговорить и кое-какие другие вопросы.

— А аппаратура у вас есть?

— С аппаратурой у нас не густо, — рассмеялся пастор. — Недаром же церковь у нас так и называется — Захолустная. Так что живём мы без всяких современных штучек. Что даёт Господь, то и ладно. Конечно, колонки и микрофоны у нас есть. Ничего особенного, но нам хватает.

— А в этом кто-нибудь разбирается? — спросил Сергей.

— Да, конечно, есть один парнишка. Его зовут Игорь или просто Гоша. Кстати, сразу скажу: в воскресенье утром ему лучше позвонить заранее. А то он поспать любит.

— А звук он делает хорошо? — с тревогой в голосе спросил Сергей.

— Конечно, — успокоительно сказал пастор. — Хотя там и делать-то особо нечего: пришёл, нажал пару кнопок, поставил нужные кассеты и всё. Так что, думаю, Гоша вполне с этим справляется, не хуже любого другого. У него ещё есть такой приборчик, громкость измеряет. Иногда я ему говорю, что голос в микрофоне слишком громкий или, наоборот, тихий, но он никогда не соглашается и показывает мне шкалу на этом самом приборе. И конечно, всегда оказывается прав!

Марине очень хотелось узнать, как обстоят дела с театральными постановками.

— Как Вы думаете, община не будет против, если мы во время богослужения будем показывать небольшие сценки? — спросила она.

— Что, каждую неделю? — осторожно спросил пастор Борис.

— Ну, может быть, не сразу, но в идеале — да! — с энтузиазмом сказала Марина. — А для начала можно было бы раз в месяц перед проповедью показывать маленькую сценку на ту же самую тему.

Такое предложение показалось пастору достаточно безобидным.

— Думаю, людям понравится, — с гордостью сказал он и довольно улыбнулся. — Они всегда веселятся, когда на Рождество мы с дьяконами переодеваемся волхвами.

Сергей и Марина нервно рассмеялись. Сергей понимал, что от дальнейших расспросов лучше воздержаться, но всё-таки решил рискнуть.

— А художники в церкви есть? Кто-нибудь умеет рисовать или писать красками?

— Может быть, и есть, но их немного, — задумчиво произнёс пастор. — Правда, у нас есть кружок макраме, они уже который год по средам встречаются. А в канун Рождества мы обычно устраиваем ярмарку поделок.

Марина решилась ещё на один, последний вопрос.

— А Вы когда-нибудь видели, как люди прославляют Бога в танце?

— Нет, сам я этого не видел, — вежливо отозвался пастор. — Но думаю, что здешний народ это не воспримет. Для нас это немного чересчур.

После его слов ребятам стало ясно, что больше расспрашивать не следует. Голова у них шла кругом, чувства смешались, и они не знали, что сказать.

— Похоже, что любому, кто возьмётся за работу в вашей церкви, скучать не придётся, — наконец выдавил из себя Сергей, пытаясь хоть немного придти в себя.

— На этот счёт ты прав, сынок, — усмехнулся пастор. — Работа не для слабонервных, но я уверен, что ты прекрасно с нею справишься.


Вопросы для обсуждения

1. Будь вы на месте Сергей, согласились ли бы вы работать в Захолустной христианской церкви? Объясните своё решение.
2. Каким, по вашему мнению, будет для Сергея первый год работы в этой общине?
3. Смогут ли пастор Борис и Сергей сработаться вместе и трудиться как одна команда? Почему вы так думаете?
4. В музыкальном служении этой церкви есть несколько «проблемных» ситуаций. Какой подход вы выбрали бы для их разрешения?
5. Являются ли подобные проблемы типичными для многих церквей, или это выходящие из ряда вон крайности, характерные только для данной общины?
6. Обязана ли церковь что-то предпринять, если у кого-то из её членов возникают серьёзные трудности — как, например, у Максима и Кати Дубовых?
7. Что нужно сделать для того, чтобы в церкви пастора Бориса начали применяться творческие способности её членов?
8. Что нужно сделать для того, чтобы в этой церкви творческие люди почувствовали себя как дома и могли полностью раскрываться в своих дарах и способностях?
9. Если бы лидерам церкви захотелось начать в общине театральное и танцевальное служение или служение с участием художников и дизайнеров, с чего им следовало бы начать?
10. Не возникает ли у вас некоторого опасения при мысли о том, что в будущем разные виды искусства и творчества станут играть в церквях намного более значительную роль? Если да, то почему?

Характер

Иногда меня спрашивают, что бы я сделал, если бы мне пришлось выбирать между двумя музыкантами, один из которых исключительно талантлив, но не слишком увлечён духовной стороной жизни, а другой отличается удивительной духовной глубиной, но при этом не очень талантлив. По-моему, в этом вопросе как раз и заключается главная дилемма, которую уже не один год пытаются разрешить многие церкви. Я бы сказал, что в музыканте должны быть оба качества: и одарённость, и духовность! Мне хотелось бы, чтобы музыканты были очень талантливыми людьми, страстно посвящёнными Богу. В 35 главе Книги Исход упоминается Веселиил, владевший искусством ваяния из камня, дерева, бронзы, золота и серебра. Он был замечательным художником и мастером с большим воображением. Кроме того, Святой Дух наполнил его мудростью, разумением и знаниями (ст. 30–31). К тому же, этот духовный исполин обладал и способностью обучать других. Перед нами портрет творческого человека, который одновременно был и талантлив, и благочестив. Вот к чему нам надо стремиться! Вот какую планку ставит для нас Библия. Нельзя полагаться только на талант. Мы обязательно должны расти как профессионально, так и духовно.

Греческий философ Гераклит учил, что судьбу человека определяет его характер. Такие ценности с трудом вписываются в современное мировоззрение, потому что мы привыкли думать, что наше будущее целиком зависит от тех умений и талантов, которыми мы обладаем. Но ведь судьба определяется не только нашими творческими достижениями; в гораздо большей степени она зависит от того, что мы за люди. Мой пастор Билл Хайбелз, написал книгу, название которой, как говорится, бьёт не в бровь, а в глаз: «Что ты за человек, когда никто на тебя не смотрит?« Как вы ведёте себя, когда сходите со сцены и перестаёте быть в центре внимания? Каким вы становитесь, когда никто не наблюдает за вашей работой? Какой вы на самом деле?

В Рим. 5:3–4 говорится, что терпение производит твёрдость (РВ 15). Мы должны быть людьми с твёрдым, испытанным характером, а становление характера — это стремление стать такими, какими нас хочет видеть Бог. Для нас, творческих людей, это означает стремление стать такими художниками, музыкантами, певцами и танцорами, какими хочет видеть нас Бог. Я не имею в виду безукоризненное совершенство. Я говорю о характере, который выдержит испытание временем и останется верным той жизни, к которой призвал нас Господь.

Как узнать, какими нас хочет видеть Бог? Павел говорит, что наша жизнь должна быть проявлением «любви от чистого сердца, доброй совести и нелицемерной веры« (1 Тим. 1:5). Иными словами, человек с сильным характером — это любящий человек с чистой совестью и искренней верой в Господа. Эти качества являются неподдельными признаками благочестивого характера.

Что обладает нами больше: стремление всё больше и больше любить других или поглощённость собственным творчеством? Можно ли, глядя на нас, сказать, что мы любим Бога всем сердцем, душой и разумением, или нас куда сильнее притягивают песни, сценки, рисование и т. д.? Если спросить у окружающих, назовут ли они нас воистину любящими людьми?

С чистой ли совестью мы живём? Насколько мы честны? Боремся ли мы со своими грехами или прячем их подальше, закрывая на них глаза? Помним ли мы о том, что умерли для греха и ожили для Христа, или грешим, поддаваясь кратковременному удовольствию? Признаёмся ли мы друг перед другом в своих прегрешениях?
Является ли наша жизнь свидетельством того, что мы следуем за Христом? В Библии сказано, что только «внутренняя жизнь в истине» (Пс. 50:8)  и «богоугодная искренность» (2 Кор. 1:12)  подтверждают подлинность нашего призвания. Короче говоря, наши слова не должны расходиться с делами. Мы должны жить в соответствии с тем, о чём поём. Быть такими, какими представляем себя людям. Воплощать в жизни то, о чём пишем. Люди не станут нас слушать, пока не убедятся, что за нашим словом всегда следует дело. Некоторые из нас пытаются загородиться талантом, не обращая внимания на своего внутреннего человека, но ведь именно это «внутреннее я» и является нашим истинным лицом. Вот почему и Павел старался «всегда иметь непорочную совесть пред Богом и людьми« (Деян. 24:16).

Мы тоже не должны давать окружающим оснований упрекать нас в том, что наши слова расходятся с делами. Ведь это самое настоящее лицемерие, если внешне мы выглядим очень неплохо, стараясь не уронить свою репутацию на публике, но внутри всё обстоит совершенно иначе. Мы произносим правильные фразы, чтобы сойти за «благочестивых христиан», прикрывая неискренними словами своё истинное «я». Это лишь «вид благочестия» (2 Тим. 3:5), а не то, кто мы есть на самом деле. Наши слова могут казаться высоко духовными, но в них нет ни глубины, ни силы. Такое бывает, когда поёшь «Всё Иисусу отдаю я«, но в реальности дела обстоят совсем не так. Бог ненавидит лицемерие. Однажды Господь так пресытился лицемерием Своего народа — особенно во время прославления, — что в Ам. 5:23 Он сказал Израилю через пророка: «Удали от Меня шум песен твоих, ибо звуков гуслей твоих Я не буду слушать». Бог не станет слушать и наши песни хвалы, какими бы мелодичными они ни были, если сердце наше далеко отстоит от Него. Библия описывает царя Амасию, который «делал угодное в очах Господних, но не от полного сердца» (2 Пар. 25:2). Иными словами, дела его были хороши, а вот внутреннее расположение — не очень. Внешне он выглядел праведным, но сердцем был далёк от Бога. Многое из того, о чём пойдёт речь в этой книге, относится именно к состоянию нашего сердца. Что происходит в нём сейчас: горите ли вы желанием свернуть горы ради Христа или делаете то, что от вас требуется, исключительно ради проформы?

Искренность — это первый показатель того, что человек живёт с Богом, близко общается с Ним. Это не значит, что мы достигли безупречного совершенства. Это значит, что мы остаёмся самими собой и честно говорим о своих недостатках и трудностях. Не надо заглаживать шероховатости и притворяться счастливым, чтобы скрыть внутреннюю боль. Лучше признаться, что нам бывает тяжело. Любой неверующий сразу почувствует нашу неискренность. Больше всего мы грешим против правды, когда представляем христианскую жизнь совершенно беззаботной и безмятежной, без страданий и проблем. Ведь на самом деле всё совсем не так. И если мы будем легкомысленно отмахиваться от серьёзных жизненных проблем, наши неверующие друзья поймут, что мы просто отказываемся смотреть в глаза реальности. Быть искренним — значит признавать свои проблемы и недостатки.

Для Бога наш духовный рост всегда остаётся приоритетом. Мы все должны развиваться духовно «в меру полного возраста Христова» (Еф. 4:13). Мы должны «расти, во всём приближаясь к Христу (Еф. 4:15,  РВ). Рост во Христе не означает, что мы до отказа набиваем себе голову знаниями и фактами. Возрастать духовно — значит становиться всё более нравственными, благочестивыми, добрыми и любящими людьми, укреплять свои отношения с Богом, воздерживаться от зла, учиться быть дисциплинированными и твёрдыми. «Если это в вас есть и умножается, то вы не останетесь без плода в познании Господа нашего Иисуса Христа« (2 Пет. 1:5–9). Вот из чего складывается настоящий христианский характер.

Иногда именно те качества, которые помогают нам в творческой деятельности, становятся источниками жесточайших внутренних конфликтов и могут даже работать против нас по мере того, как мы пытаемся возрастать духовно и служить церкви своими дарами. Например, нет ничего дурного в том, чтобы быть интровертом, а вот быть эксцентриком, полностью поглощённым собой и своими делами, очень даже нехорошо. Нет ничего дурного, чтобы прислушиваться к своим чувствам, но было бы неправильно всё время идти у них на поводу. Чуткость — это замечательно, но в болезненной чувствительности, хронической обидчивости и постоянном стремлении защищаться нет ничего хорошего. Чудесно, если вы стремитесь делать своё дело как можно лучше, но чрезмерный перфекционизм будет вам только мешать.

Чем бы мы ни занимались, духовный рост, становление христианского характера всегда будет для нас значительным плюсом. Так что и время, и силы, потраченные на развитие характера, всегда того стоят. Становление христианского характера укрепит наши отношения с Богом. Благодаря этому улучшатся наши отношения с родными, друзьями и коллегами. Да и вся жизнь в целом станет намного полнее и радостнее. Укрепляя свой характер, мы становимся куда более лучшими музыкантами, актёрами, писателями и т. д. Джон Вуден, легендарный тренер по баскетболу, однажды сказал замечательные слова: «Характер важнее репутации, потому что характер — это то, кто ты есть, а репутация — всего лишь то, что думают о тебе другие».

Непорочность

Псалмопевец Давид пишет: «Буду ходить в непорочности моего сердца посреди дома моего« (Пс. 100:2). Мы, творческие люди, должны делать всё, чтобы заходить в церковь с чистым и честным сердцем. Непорочность — это праведность в Божьих глазах. Развивать в себе характер — значит становиться такими, каким хочет видеть нас Бог, а быть непорочным — значит поступать так, как Он заповедал. Мы должны поступать правильно, даже если это очень тяжело, даже если это угрожает нашей карьере, даже если нас никто в этом не поддерживает. Это и есть истинная праведность. Благочестивые люди стремятся вести себя достойно во всех ситуациях (Евр. 13:18). Они стараются быть примером во всём (Тит. 2:7). Прежде всего, праведники хотят почитать Бога и угождать Ему во всём (2 Кор. 8:21). Нам следует быть порядочными людьми во всех своих делах, относиться ко всем людям с уважением и любовью, говорить только правду и быть честными до конца. Наше служение, работа, денежные дела и отношения в семье — всё это должно быть пропитано чистотой и праведностью. Наши мысли, слова и дела должны свидетельствовать о желании угодить Богу.

Апостол Павел говорит, что «ревностно старается быть Ему угодным» (2 Кор. 5:9). Можно ли сказать, что и вы тоже живёте подобными устремлениями? Кому вы стараетесь угождать, Богу или себе? Чего вам хочется больше - доставить радость Богу или реализовать собственные творческие планы?

Перед нами стоит вечный выбор: либо мы будем стремиться к высшему и горнему, либо пойдём по пути меньшего сопротивления, удовлетворяясь посредственным и плотским. Нам нужно стараться всегда выбирать лучшую, высшую долю. Мы ведь не хотим, чтобы в церкви нас считали странными, «потусторонними» типами с вечными артистическими выкрутасами. Наоборот, нужно, чтобы в глазах прихожан наших общин мы были надёжными, благочестивыми людьми, которые служат и трудятся во имя Господа Иисуса Христа. В 1 Тим. 4:12  говорится, что мы должны быть образцом «в слове, в житии, в любви, в духе, в вере и в чистоте».

С детства нам внушали, что образцом всякой добродетели и духовности должны быть пасторы и старейшины, но к музыкантам, стоящим на сцене, это как бы не относилось. От пасторов мы ожидаем благочестия, полагая, что они должны ближе других ходить с Богом, обладать крепким характером, жить праведно и нелицемерно. Но почему мы не требуем того же самого от людей творческих? Они ведь не просто музыканты, поэты и артисты. Они тоже служители. Они выходят на ту же самую сцену, что и пастор, и обращаются к тому же собранию людей с тем же словом Евангелия. Разве не должны и мы с вами являть собой пример непорочности? То, что Павел говорит о дьяконах в 1  Тим. 3 и Тит. 1, относится ко всем лидерам церкви, а значит, и к лидерам музыкального служения. Мы должны быть непорочны, трезвы, целомудренны, благочинны, страннолюбивы, честны, не пьяницы, не бийцы, не корыстолюбивы, тихи, не сребролюбивы, хорошо управлять домом своим и иметь доброе свидетельство от внешних (1 Тим. 3:2–7 и Тит. 1:7–9).

Помните, каких людей выбрали заботиться о распределении пищи в ранней церкви? Это были люди «изведанные, исполненные Святым Духом и мудростью» (Деян. 6:3). Иными словами, это были люди непорочные, с крепким характером. И такие требования предъявлялись не только тем, кто занимал в общине высокие должности, а всем служителям церкви вообще. Мы должны быть людьми непорочными, праведными, с твёрдым, испытанным характером. По словам Льюиса Смидса, «непорочность и праведность — это больше, чем просто честность. Тут речь идёт о совершенно ином качестве характера. Такие люди понимают, кто и что они такое, и остаются верными себе, даже если ради этого им приходится идти на немалые жертвы».

В Пс. 4:4 сказано: «Знайте, что Господь отделил для Себя святого Своего: Господь слышит, когда я призываю Его«. Точно так же Господь отделяет для Себя любого одарённого христианина. Благочестивые и талантливые люди, наделённые удивительными и уникальными дарами, отделены для близкого общения с Богом, для многогранного служения Ему. Я верю, что Бог хочет видеть в церкви множество творческих людей, преданных и посвящённых Ему, и отделить их для Себя. И эта отделённость состоит вовсе не в эксцентричном поведении, которым часто отличаются творческие люди вообще. Христиане, обладающие дарами творчества, должны отличаться от других благочестивым характером, непорочностью и праведностью. Они не только исключительно талантливы, но и смиренно, с любовью относятся к другим, не возвышаясь над ними. Они настолько преданы Господу и ходят с Ним так близко, что люди восхищаются не их талантами, а Богом, Которому они служат (см. Лк. 9:43).


Испытания способствуют возрастанию

Теперь давайте конкретно поговорим о том, как развивать качества своего характера, приближаясь к непорочности и праведности. Говоря простым языком, мы растём благодаря жизненным испытаниям (1 Пет. 1:7). В Рим. 5:3–4 сказано: «От скорби происходит терпение, от терпения опытность, от опытности надежда». Скорби (то есть жизненные испытания) рождают в нас выдержку и терпение, а те, в свою очередь, формируют наш характер. Любые трудности требуют от нас какой-то реакции, и тут мы можем либо поддаться своей греховной природе, либо поступить непорочно и праведно. Наша реакция на возникающие проблемы — и даже на некоторые наши мысли — во многом определяет то, как будет складываться наш характер. Мы должны твёрдо решить для себя, что будем поступать правильно в любой ситуации.
Как-то один пастор попросил меня встретиться и побеседовать с двумя лидерами музыкального служения из его церкви. Церковь только что основала новую общину, и ребята хотели посоветоваться со мной относительно музыкального служения. Оба они оказались весьма смышлёными и энергичными молодыми людьми, до конца посвящёнными своему делу. Наша беседа протекала очень оживлённо, и я был приятно удивлён глубиной их размышлений. К концу встречи пастор попросил меня сказать несколько напутственных слов этим двум «молодцам», и я сказал им то, что говорю всем тем, кто посвящает себя творческому служению: служение — это самая суровая проверка вашего характера. Вас будут испытывать со всех сторон, и вам неоднократно придётся мобилизовывать все силы своего характера. Но во всём этом позвольте Богу поступать с вами так, как угодно Ему. Предоставьте Ему полную свободу. А когда будет трудно, не убегайте от проблем, а смотрите на них как на возможность расти и набираться опыта.
Часто, когда в моём служении возникали какие-либо проблемы, их главным источником оказывался я сам, и виной всему были моё упрямство, незрелость, эгоизм, защитная реакция, излишняя чувствительность, гнев и обида, ревность и зависть — то есть попросту недостатки моего характера. Не позволяйте своим недостаткам мешать Божьему делу. Не позволяйте им тормозить ваше служение Богу. В Евр. 6:1 Библия призывает нас «поспешить к совершенству». Позвольте Богу вылепить из вас такого человека, каким Он вас задумал.
Наш характер проверяется, когда вместо главной роли, которую нам страшно хотелось заполучить, нам предлагают сделать что-то незаметное, закулисное. Как мы реагируем на подобные просьбы? Конструктивная критика тоже является непростым испытанием. Какой на этот раз будет наша реакция? Наш характер проверяется на прочность всякий раз, когда кто-то задевает наши чувства. Какие же плоды принесут в нашем сердце все эти испытания: разочарование и обиду на весь белый свет или любовь и прощение? Наш характер подвергается испытанию, когда внутри просыпается былой перфекционизм и мы начинаем беспощадно бичевать себя и других за несоответствие нашим идеалам. Что мы будем делать в этом случае? Наш характер проверяется всякий раз, когда нам приходится откладывать в сторону свои интересы, чтобы позаботиться о нуждах других людей, когда подступает искушение согрешить, когда мы пытаемся решить свои проблемы самостоятельно, не обращаясь к Богу. Так будем ли мы поступать праведно и благочестиво, так, как угодно Господу? Ведь именно от нашей реакции во всех этих незначительных, повседневных ситуациях зависит, будем ли мы как люди творчества отличаться непорочностью и твёрдым характером.


Проверьте свой характер!

А как обстоят дела у вас самих? Помните ли вы о необходимости взращивать свой характер? Что у вас получается хорошо, а где ещё нужно приложить усилия? В любой реабилитационной программе существует понятие нравственной самопроверки. Павел говорит о том же в 2 Кор. 13:5:  «Испытывайте самих себя, в вере ли вы? Самих себя исследывайте« (см. также 1 Кор. 11:28). Павел умоляет нас об этом в 1 Тим. 4:14–16, где пишет: «Не неради о пребывающем в тебе даровании, которое дано тебе по пророчеству с возложением рук священства. О сём заботься, в сём пребывай, дабы успех твой для всех был очевиден. Вникай в себя и в учение, занимайся сим постоянно; ибо, так поступая, и себя спасёшь и слушающих тебя« (курсив автора).

Павел весьма недвусмысленно и говорит нам о серьёзности духовного роста и преображения во Христе. Возможно, он говорил так прямолинейно именно из-за того, что прекрасно знал человеческую склонность избегать честных вопросов к самим себе. Нам гораздо привычнее осуждать других, нежели честно оценивать себя.

Для того, чтобы, с одной стороны, не судить себя слишком сурово и, с другой, не давать себе излишних поблажек, в процессе самооценки нужно обязательно советоваться с Богом. Нужно молиться, как молился Давид в Пс. 138:23–24: «Испытай меня, Боже, и узнай сердце моё; испытай меня и узнай помышления мои, и зри, не на опасном ли я пути, и направь меня на путь вечный».

Вот почему сейчас я попрошу вас проверить, как обстоят у вас дела с нравственным возрастанием. В дальнейших главах мы непременно в подробностях рассмотрим все упомянутые здесь вопросы. А пока ответьте, пожалуйста, на нижеследующие вопросы и попробуйте сделать это как можно честнее.


Готовность служить другим

1. Часто ли вы ставите на первое место нужды других людей?
____ в большинстве случаев
____ иногда
____ редко задумываюсь над этим

2. Если недавно вас просили помочь в каком-то мелком, незначительном деле, то вспомните, как вы на это отреагировали?
____ помог с радостью
____ мне не хотелось этим заниматься, но я всё равно помог
____ я рассердился на то, что меня об этом попросили

Работа в команде

1. Используете ли вы свои таланты в церкви и чувствуете ли себя частью христианского творческого сообщества?
____ да
____ на данный момент я не несу служения в церкви
____ у меня нет близких взаимоотношений с другими христианами, занимающимися творческой деятельностью

2. Как вы обычно разрешаете конфликты во взаимоотношениях с людьми?
____ всегда стараюсь подойти к самому человеку и поговорить с ним лично
____ чаще всего стараюсь выговориться кому-либо ещё
____ ненавижу конфронтацию, поэтому просто подавляю обиду в себе

Перфекционизм

1. Часто ли вы думаете о том, что вы не такой уж хороший музыкант, писатель и т. п.?
____ нечасто
____ иногда
____ почти всё время

2. Вы долго не можете себя простить, если в чём-нибудь ошиблись?
____ это не так
____ иногда
____ да, бывает, что я очень долго не прощаю себе этого

Защитная реакция

1. Бывало ли такое, что люди упрекали вас в чрезмерной обидчивости, говоря, что вас и пальцем нельзя тронуть?
____ никогда
____ иногда
____ постоянно это слышу от людей

2. Как вы реагируете на конструктивную критику?
____ я радуюсь отзывам о своей работе и регулярно спрашиваю мнение других
____ отношусь к ней без энтузиазма, но принимаю её достойно
____ мне всегда больно слышать любую критику

Ревность и зависть

1. Как вы относитесь к тем, кто более талантлив или знаменит, чем вы?
____ благодарю Бога за то, что Он так одарил этого человека, как и за те дары, которыми Он наделил меня
____ мне тяжело, но я стараюсь не позволять дурным мыслям завладеть мною
____ я замыкаюсь в себе и чувствую себя неудачником, человеком второго сорта

2. Когда вы встречаете более талантливого человека, чем вы сами, возникает ли у вас желание прекратить своё нынешнее служение?
____ никогда
____ иногда
____ довольно часто

Умение управлять своими эмоциями

1. Вам когда-нибудь говорили, что вы слишком пессимистичны или подвержены частой смене настроения?
____ никогда
____ иногда
____ постоянно слышу это от людей

2. Часто ли вы, идёте на поводу у своих чувств?
____ никогда
____ иногда
____ да, я часто ощущаю, что мною управляют именно эмоции

Лидерство и личное творчество

1. Если вы человек творческий и одновременно являетесь лидером в своей церкви, не возникает ли у вас внутреннего конфликта, напряжения между этими двумя ролями?
____ нет
____ иногда
____ да; по-моему, я просто не в силах это совмещать

2. Если вы руководите группой творческих людей в церкви, насколько хорошо они вас слушаются?
____ в этой роли я чувствую себя неуютно
____ у нас в команде столько проблем и конфликтов, что я не представляю, как начать их решать
____ мне кажется, что мы сообща двигаемся в нужном направлении

Грех


1. Есть ли в вашей жизни на данный момент какие-то неотвязные грехи или дурные привычки?
____ нет
____ нет, но кое с чем приходится время от времени бороться
____ да, я пытаюсь избавиться от конкретного греха, но не знаю, что с ним делать

2. Есть ли у вас человек, который помогает вам бороться с грехами и периодически спрашивает, как у вас дела?
____ да
____ есть, но это всё происходит не так серьёзно и регулярно, как хотелось бы
____ сейчас таких людей у меня нет

Духовные дисциплины

1. Регулярно ли вы проводите время в общении наедине с Господом?
____ да
____ стараюсь, но это даётся мне нелегко
____ в этом отношении мне не хватает дисциплины

2. Как вы можете описать ваши отношения с Богом на сегодняшний день?
____ всё очень хорошо
____ сейчас прохожу через духовную пустыню
____ мне кажется, что сейчас я очень далёк от Бога


Посвятить себя процессу возрастания

Бог неустанно трудится в нашей жизни, преображая нас в образ Христа (Рим. 8:29). Самое большое чудо — это изменённая жизнь. Как говорил Данте, мы — гусеницы, которые должны превратиться в прелестных бабочек. Эта метаморфоза происходит не в одночасье, для этого процесса требуется время. Как было бы хорошо, если бы характер менялся быстро и безболезненно! Однако для такого преображения нам чаще всего приходится ломать в себе то, с чем мы выросли, как нас воспитали, и поэтому это отнюдь не лёгкое дело. Мало кому нравятся болезненные, длительные и трудоёмкие процессы. Когда возникают сложности, мы закатываем глаза и со вздохом произносим: «Ну, надеюсь, что хоть какая-то польза от этого будет«, словно пьём горькое лекарство. Нам нужно в корне изменить своё отношение к трудностям, принимать их с благодарностью и даже с радостью, потому что они помогут нам стать лучше.

Павел говорит, что испытание производит терпение, а терпение — твёрдость, или опытность (Рим. 5:3–4). Улучшение характера — это награда. Это результат верности, награда за выдержку в испытаниях. В жизни всегда бывают взлёты и падения. В большинстве случаев мы делаем два шага вперёд и один назад. Павел никогда не считал себя достигшим. Он говорил: «Забывая заднее и простираясь вперёд, стремлюсь к высшей цели, к почести вышнего звания Божия во Христе Иисусе« (Флп. 3:13–14). Павел неуклонно стремился к улучшению своего характера. Я тоже призываю вас совершить это путешествие длиною в жизнь. Для этого потребуется день ото дня добровольно умирать для своего «я» и следовать за Богом (Лк. 9:23,  Ин. 12:24). Нам будет плохо и стыдно, когда Бог начнёт освещать те стороны нашего характера, которые следует изменить. Нам будет неприятно и больно, когда Бог, как занозы, станет вытаскивать всё то, что мешает нам стать лучше. Однако благодаря всемогуществу и мудрости Бога, мы обязательно испытаем чудесные моменты освобождения (2 Цар. 5:20). Только Он может преобразить нас в образ Христа (Рим. 8:29). Только Он производит в нас и хотение, и действие по Своему благоволению (Флп. 2:12–13). Только Бог, начавший в нас доброе дело, доведёт его до конца (Флп. 1:6). Он способен сделать нас угодными Себе. Нам же просто нужно трудиться вместе с Ним и радоваться каждой маленькой победе, одержанной с Его помощью. Так что запаситесь терпением и доверяйте Богу. Друзья, давайте сегодня отдадим себя Богу для того, чтобы быть воистину отделёнными для Него музыкантами, певцами, художниками, танцорами, писателями и т.п. Давайте примем твёрдое решение возрастать и становиться по-настоящему благочестивыми и непорочными людьми ради служения Христу.

Вопросы для обсуждения

1. Вызывает ли у вас словосочетание «артистический темперамент» негативные ассоциации? Почему?
2. Какой вид искусства вам особенно по душе?
3. Какую роль, по вашему мнению, искусство должно играть в церкви?
4. Как вы сами видите будущее творческой деятельности и искусства в церкви: оптимистически, пессимистически или где-то посередине — например, с осторожностью?
5. Как вы думаете, эффективно ли используются разные виды искусства в вашей церкви?
6. Что можно было бы сделать для того, чтобы в церкви творческие люди чувствовали себя уютнее и безопаснее?
7. Как церковь могла бы лучше всего помочь творческим людям возрастать духовно и укреплять свой характер?
8. Расскажите о каком-то одном аспекте вашей жизни, в котором произошли серьёзные изменения с тех пор, как вы стали христианином. Как протекали эти изменения?
9. Почему людям так тяжело меняться?
10. Что заставляет нас расти духовно?


Практические шаги для личного роста

1. Выберите для себя стих Писания, в котором была бы отражена суть ваших внутренних устремлений, служения или таланта.
2. Подумайте и подсчитайте, сколько времени и сил вы тратите соответственно на профессиональное совершенствование в своём творчестве и на духовное возрастание. Исходя из этого, посмотрите, что является для вас большим приоритетом, а потом помолитесь и подумайте о том, не нужно ли вам что-то изменить, чтобы правильно расставить приоритеты в своей жизни.
3. Попросите Бога открыть вам те области вашей жизни, которые на данный момент не являются примером христианского благочестия (например, отношения в семье, денежные вопросы, мысли, внутренний настрой, отношение к работе и т. д.).
4. Просмотрите свои ответы в разделе «Проверьте свой характер!» и обведите те пункты, над которыми вам хотелось бы поработать в течение ближайшего года.
5. Найдите человека, которому вы могли бы регулярно рассказывать о том, что происходит в вашей жизни вообще — и конкретно в той области, которую вы бы хотели изменить к лучшему.

 

Предисловие

Эгоизм, гордыня, перфекционизм, агрессивная самозащита, ревность, зависть, эмоциональная неуравновешенность и недисциплинированность… Многим людям приходится искоренять эти недостатки из своего характера, но творчески одарённые христиане рано или поздно непременно столкнутся с каждым из них без исключения, а, может быть, даже будут бороться с ними всю свою жизнь — причём, просто потому, что обладают артистическим темпераментом и творческими наклонностями. Мы натыкаемся на эти недостатки не случайно; они являются частью самой нашей натуры. Они свойственны любому творческому человеку. Я согласился написать эту книгу не потому, что долго и кропотливо изучал становление благочестивого характера и решил, что появившиеся у меня мысли заслуживают того, чтобы познакомить с ними других людей. Я написал её потому, что лично сражался с каждым из упоминающихся в ней грехов и пороков. Большая часть того, чему научился я сам, — это плоды моих уединённых бесед с Богом, чтения Библии и молитвы. Со временем я начал говорить о том, что Бог делает в моей жизни, своим товарищам по творческому служению, будь то на репетициях, в маленькой группе или на небольших конференциях нашей церкви, — и почувствовал, что меня окружают единомышленники. Большинство моих коллег тоже хотели возрастать именно в тех сферах жизни и служения, которые даются художникам труднее всего. Затем я начал делиться своими мыслями на межцерковных конференциях и семинарах и в результате обнаружил огромное число одарённых людей, которые жаждали услышать и принять то, что сказано в Божьем Слове о становлении творческого характера. Многие из них просили меня порекомендовать им книги и другие материалы, предназначенные именно для людей с артистическим темпераментом и творческими наклонностями, однако, к сожалению, таких материалов очень и очень мало. Книга, которую вы держите в руках, написана именно для того, чтобы восполнить эту потребность.

Вот уже двадцать пять лет я работаю с одарёнными людьми в церкви и на собственном опыте убедился, что по отношению к своим талантливым прихожанам христианские общины обычно впадают в одну из двух крайностей. Мы либо балуем своих «талантов», спуская им любые недостатки, либо злоупотребляем ими и нещадно их используем. В биографическом романе Ирвинга Стоуна «Муки и радости», посвящённом жизни Микеланджело, есть одна длинная глава, где говорится об отношениях великого художника с каждым папой римским, на которого он работал. Чаще всего эти отношения были довольно бурными, творческая жизнь Микеланджело в церкви была полна неприятностей и разочарований, и, читая о многочисленных оскорблениях, доставшихся одному из моих любимых художников, я невольно подумал о том, что этот конфликт между церковью и творческими личностями продолжается уже не одно столетие. Я мечтаю, что однажды настанет день, когда церковь перестанет отталкивать от себя людей искусства и вместо этого начнёт поддерживать их, превратившись для них в надёжное место возрастания и становления, где они смогут стать такими, какими задумал их Господь. Мне очень хотелось бы, чтобы церкви с пониманием и чуткостью относились к нуждам своих художников. А ещё мне очень хочется, чтобы все творческие люди любили церковь и возрастали в благочестии, духовной цельности и честности.

Я думаю, что лучший способ продумать и усвоить содержание этой книги — это прочесть и обсудить её вместе, в команде или малой группе. Конечно, её можно прочитать и самостоятельно, но больше всего пользы вы извлечёте из неё, если будете размышлять над её содержанием в небольшой группе, вместе со своими единомышленниками, такими же творческими людьми, как и вы сами. Эту книгу можно прочесть вместе со всеми членами команды поклонения, церковного хора, танцевальной группы, театрального служения и так далее. С самого начала она предназначалась именно для таких команд и коллективов. Вот почему я включил в неё точно такие же вопросы для обсуждения, которые обычно предлагаю участникам своих семинаров. Кроме того, в книге я неоднократно подчёркиваю важность и необходимость взаимной подотчётности и поддержки, и потому ею вполне можно пользоваться в контексте взаимоотношений духовного наставничества, душепопечительства или обоюдной помощи, читая её вместе с другом или одним из членов вашей творческой команды.

Каждая глава книги начинается с описания какой-нибудь жизненной ситуации, связанной с основной темой данной главы. Хотя и сами ситуации, и имена моих героев являются вымышленными, все они основаны на реальных событиях, с которыми мне самому не раз приходилось сталкиваться за годы служения.

Сейчас я с радостью и гордостью служу в церкви «Willow Creek» (расположенной в городе Саут Баррингтон, штат Иллинойс) в качестве руководителя музыкального служения. Я был частью той группы молодёжи, которая основала эту общину, а на нынешнюю работу меня пригласили в 1984 году. Время от времени я буду упоминать о том, что происходит в «нашей церкви», однако эта книга посвящена вовсе не общине «Willow Creek», а одарённым, талантливым христианам. Я надеюсь, что она станет для вас поддержкой и ободрением на пути к творческому становлению и исполнению Божьего призвания и поможет вам смело идти к новым высотам художественного мастерства, всё больше и полнее используя весь творческий потенциал, заложенный в вас Богом.
Я многим обязан Биллу Хайбелзу, который вёл меня в служении почти все эти годы. Эта книга пронизана его словами и учением, пожалуй, даже больше, чем я думаю. Я глубоко признателен своей жене Сью за её поддержку и ободрение. Я бесконечно благодарен членам творческой команды церкви «Willow Creek»; я постоянно тружусь с ними рука об руку, а некоторых из них знаю уже больше двадцати лет. Именно им я смиренно посвящаю эту книгу.

 

«Но ведь любой талантливый человек чуточку ненормален, иначе мы бы не называли его талантливым. Обычные люди не создают произведений искусства. Они едят, спят, трудятся изо дня в день, а потом умирают. Вы же по-особенному ощущаете этот мир. Именно поэтому вы способны передать эти чувства нам, простым людям. Только будьте осторожны: эта необычайная чувствительность может сокрушить вас. Ни один поистине творческий человек ещё не устоял перед её силой».
Ирвинг Стоун, «Жажда жизни»

Введение

«Ох уж эти таланты!»

Однажды мне довелось выступать на одной церковной конференции в городе Форт Лодердейл, где, в основном, собрались пасторы и старейшины разных церквей. Я говорил о музыке в современной церкви и о тенденциях развития различных видов искусства в наших общинах. Однако ещё больше мне хочется, чтобы талантливые христиане возрастали в благочестии и святости, так что я не удержался и вставил в своё выступление несколько слов о цельности и зрелости характера талантливых служителей. Но стоило мне об этом упомянуть, как на меня обрушился целый шквал вопросов, связанных как раз с характером и благочестием христиан, занимающиеся творческой деятельностью в церкви. Именно эти вопросы и проблемы становятся сейчас самыми важными для талантливых христиан и их служения. Более того, большинство вопросов, которые мне задают о музыкальном служении в церкви, не имеют непосредственного отношения к музыке, а касаются личностных качеств людей и их характера: «Как мне научить своих ребят служить от всего сердца, в смирении? Как добиться единства в команде? Как мне научить своих солистов или участников театрального служения лучше ладить друг с другом? Что делать, если среди музыкантов появились ворчуны или недовольные?« Именно в музыкальном служении и других служениях, связанных с искусством, возникает больше всего серьёзных проблем во взаимоотношениях между людьми. Мне уже не раз приходилось видеть, как музыкальные служения в общинах распадались толькоиз-за того, что их руководители не обращали должного внимания на проблемы, связанные с личной жизнью и характером его участников.

Часто мне звонят пасторы, огорчённые поведением своих талантливых сотрудников. «Наш лидер поклонения совершенно не желает прислушиваться к мнению остальных». Или: «Он совсем не умеет воспринимать какую бы то ни было критику. Он не умеет работать с другими людьми и служениями и делать общее дело - ему интересно только то, чем занят он сам».

Примерно то же самое я слышу и о добровольных участниках служения. «Этот брат — прекрасный пианист, но с ним ужасно тяжело работать». Или: «Наша лучшая вокалистка всё время устраивает скандалы и примерно раз в месяц грозится уйти. А мы все этого боимся, потому что на данный момент нам некем её заменить. Что делать?»

Церковь слишком долго игнорировала подобные вопросы, глядя сквозь пальцы на личную жизнь и характер своих талантливых прихожан и не заботясь об их духовной зрелости. Мы отвернулись от этих проблем в надежде, что они разрешатся сами собой. Но ведь так не бывает. Во время той же самой конференции в автобусе по дороге в гостиницу ко мне подсел один пастор и откровенно сказал: «Ох, уж эти мне таланты! Знаете, я лично решил просто оставить их в покое. Всё равно они живут в своём собственном мирке, отгородившись от простых смертных».

Кого он имел в виду, говоря об этих самых «талантах»? И как понять, относимся мы к их числу или нет? Если вы любите музыку, театр, живопись, кинематографию, фотографию, танцы, работу со звуком или освещением, если вам нравится заниматься творческой деятельностью — петь, играть, выступать, сочинять, передавать свои ощущения другим, то, скорее всего, в вас тоже живёт творческая жилка, и тут совершенно неважно, большой у вас талант или маленький. Возможно, вы мечтаете заниматься искусством профессионально или просто видите в творчестве своё хобби. Может быть, ваше участие в творческой деятельности ограничивается лишь пением в последнем ряду церковного хора. Вы можете быть любителем или профессионалом, исполнителем песен или их автором - или и тем, и другим. А, может быть, вы работаете с творческими людьми или живёте рядом с ними, и вам просто хочется научиться немного лучше их понимать.

К сожалению, в мире бытует много негативных предрассудков насчёт людей творческого склада. Кто-то говорит, что они взбалмошны и эксцентричны. Другие считают, что это весьма странные люди, с которыми трудно общаться. Третьи утверждают, что мы подвержены резким перепадам настроения и эмоционально нестабильны. Есть мнение, что все талантливые люди — свободолюбивые и крайне недисциплинированные чудаки. Им легче прощают недостатки и проступки, списывая всё на особенности артистического темперамента. Проблемы возникают, когда сами талантливые люди начинают этому верить и подобным же образом оправдывают своё неприемлемое поведение.

Такие негативные стереотипы несправедливы хотя бы потому, что далеко не все люди с творческой жилкой подходят под это описание. На днях сын поведал мне о том, какие странные вещи им рассказывают о музыкантах в школе. На уроках музыкально-художественной культуры его больше всего поразило то, что Бетховен, оказывается, был настолько вспыльчив и несдержан, что мог устроить сцену в ресторане, если ему не нравилась поданное блюдо, что на концертах Ференца Листа женщины бросали ключи от своих комнат прямо ему на сцену, а Вагнер был человеком, мягко говоря, чудаковатым и всю жизнь оставался убеждённым антисемитом. А поскольку большинство музыкантов, о которых говорилось на уроках, были довольно необычными и даже странными людьми, мне оставалось только гадать, что мой собственный сын думает о своём отце!

Меланхолики

Уже много столетий учёные не перестают удивляться особенностям артистического темперамента. Всё началось с греков, которые разделили всё человечество на четыре категории: на холериков, сангвиников, флегматиков и меланхоликов. Аристотель говорил, что «все неординарные личности, отличившиеся в философии, политике, поэзии и других искусствах, были явными меланхоликами». В результате, всех людей, склонных к творчеству, стали называть меланхоликами, хотя на самом деле это не совсем верно, так как далеко не все представители творческого мира обладают меланхолическим темпераментом. Я лично знаю многих талантливых людей, которые лишь слегка склонны к меланхолии, и многих других, которым она вообще не свойственна.

В средние века меланхолия считалась физическим недугом, а церковь провозгласила её грехом сродни лени или беспечности. Однако, в эпоху Возрождения меланхолия вновь появилась на сцене, но на этот раз в роли божественного дара. На мышление людей той эпохи во многом повлияло развитие астрологии. Поведение человека ставилось в зависимость от расположения планет и других небесных светил в день его рождения. Сатурн считался планетой меланхоликов. Человек, родившийся под знаком Сатурна, мог вырасти «либо здравомыслящим и способным на уникальные достижения, либо больным, склонным к инертности и безрассудству». Способность меланхоликов к «уникальным достижениям», естественно, сделала их довольно популярными в эпоху Возрождения. Некоторые исторические источники действительно свидетельствуют о «волне меланхолии, захлестнувшей всю Европу в XVI веке». Чем более эксцентричным был человек, тем более гениальным считали его современники.

Несмотря на столь возвышенные представления о меланхоликах, перекочевавшие и в эпоху Романтизма, в их адрес всегда раздавалось и немало критики. Даже на пике популярности меланхолического темперамента, некоторые относились к нему с опаской. Вот как в 1586 году описывал меланхолика Тимоти Брайт:

«…холоден, сух, одевается в чёрное или тёмное, чёрствый, тощий и костлявый, может многое удержать в памяти, если не отвлекается по пустякам; твёрдо придерживается своего мнения, не уступит, если что-то решил; сначала долго сомневается, а потом упорствует до конца; подозрителен, усерден до потери сознания, осмотрителен; мучается страхами и кошмарами по ночам; в любви печален и исполнен страха, его трудно рассердить, но он долго не забывает обид, и с ним нелегко примириться; ревнив и завистлив, склонен видеть во всём самую дурную сторону и страстен сверх меры. От этого состояния ума и сердца в нём возникает стремление к уединённости, скорбность, слезливость,.. его отличают тяжкие вздохи, рыдания, сетования; у него удручённый взгляд, он застенчив и стыдлив, в движениях медлителен; молчалив, небрежен, чурается света и людского общества и находит больше отрады в одиночестве и неизвестности».

Не слишком лестное описание, верно? Даже сейчас многие относятся к меланхоликам с некоторой подозрительностью и опаской. Всякий раз, читая публикации о различных темпераментах, я замечаю совершенно неоднозначное отношение авторов к меланхоликам. По сравнению с этой жуткой, ужасной меланхолией, другие три темперамента — просто счастье! Частенько складывается впечатление, что меланхолики постоянно занимаются самокопанием, чрезмерно придирчивы к себе и другим, эмоционально неуравновешенны, замкнуты, чересчур впечатлительны и обидчивы. Больше всего меня беспокоит то, что, стоит человеку прослыть меланхоликом, как его сразу начинают считать эмоционально неполноценным типом, совершенно не приспособленным к жизни в нормальном обществе.


Искупить творческий темперамент для Царства Божьего

Я верю, что, помимо всего прочего, Бог искупил для Своего Царства и артистический темперамент. Если вы во Христе, то вы — новое творение. «Прежнее прошло, теперь всё новое« (2 Кор. 5:17). Так что во Христе мы вполне можем говорить о преображённых художниках, музыкантах, танцорах, актёрах и писателях, хорошо приспособленных к жизни в обществе и исполненных Святым Духом. Только представьте себе, что Бог может сделать с творческим темпераментом, который полностью подчиняет себя Его воле! Глядя на нас, Бог не вздыхает: «Ох уж Мне эти таланты!» В конце концов, Он Сам нас создал и потому любит и понимает нас.

Надо признать, что кое в чём мы действительно отличаемся от других, но в этом нет ничего дурного. Люди, занимающиеся искусством, смотрят на вещи несколько иначе, нежели все остальные. Мы замечаем подробности, ценим нюансы и красоту. Кто-то посмотрит на ночное небо и увидит просто звёзды, а вот для творческого человека оно будет исполнено прелести и особого смысла. Художник готов без конца сидеть под открытым небом, вбирая в себя его очарование. Он может, не отрываясь, смотреть на луну, замирая от восторга. Однажды вечернее небо так потрясло Клода Дебюсси, что он написал свой удивительный «Лунный свет». Ван Гог в порыве вдохновения создал «Звёздную ночь». Царь Давид, поэт и музыкант, нередко заглядывался на раскинувшийся небесный свод и однажды написал: «Когда взираю я на небеса Твои — дело Твоих перстов, то что есть человек, что Ты помнишь его, и сын человеческий, что Ты посещаешь его?» (Пс. 8:4–5)

Творческие люди иначе реагируют на происходящее. Во-первых, мы гораздо более впечатлительны. И в этом нет ничего плохого. Такими нас создал Бог. В Послании к ефесянам Павел говорит о просветлении очей человеческого сердца (1:18). Так вот, у впечатлительных людей сердце — более вместительно и восприимчиво. Они видят всё несколько по-другому, потому что чувствуют намного глубже. В своей книге «Окна души» Кен Гир пишет: «Мы многому учимся у творческих людей — то есть у тех, кто облекает свои мысли в краски, рифмы и ноты, кто имеет глаза, которые видят, уши, которые слышат, и сердца, которые глубоко и страстно ощущают всё, что свято и дорого для Бога».

Вот почему именно творческие люди чаще других выступают против несправедливости, неравенства и лицемерия. Они вступаются за обездоленных. Они заставляют нас более отзывчиво относиться к заблудшим, одиноким, униженным и оскорблённым. Каждому обладателю артистического темперамента наверняка не раз приходилось слышать от других: «Да не принимай ты всё так близко к сердцу! Пора уже перестать так остро и болезненно на всё реагировать!» Всё это сущая ерунда. В мире и без того хватает толстокожих, равнодушных людей. Человечеству всегда недоставало чуткости и мягкости. Случалось ли вам плакать от счастья и волнения, слушая замечательную симфонию, или заворожённо стоять перед какой-нибудь картиной, не в силах отвести от неё взгляд? Бывало ли, что тот или иной эпизод художественного фильма трогал вас до глубины души? А ведь всё это благодаря тому, что композитор, художник или актёр смогли донести до вас свои собственные сильные и страстные переживания и тем самым взволновали вам разум и сердце.

 

Искусство в Библии

Давайте посмотрим, что говорится о творчестве и творческих людях в Библии. Помимо того, что Библия является непогрешимым Словом Божьим и способна преображать человеческие жизни, она сама по себе является произведением искусства. На протяжении всей истории человечества люди изучали Библию как удивительный образец художественной литературы. Одним из таких учёных был Фрэнк Гебелейн, писавший: «Несомненно, ни одна книга на земле, от Гомера, Вергилия и Данте до Сервантеса, Шекспира, Мильтона и Гёте, не получила такого всеобщего литературного признания, каким пользуется Библия».

В Библии щедро используется художественная метафора, и мой любимый пример метафоры находится в последней главе Книги Екклесиаст, где старение человека сравнивается с домом: «В тот день, когда задрожат стерегущие дом, и согнутся мужи силы; и перестанут молоть мелющие, потому что их немного осталось; и помрачатся смотрящие в окно; и запираться будут двери на улицу; когда замолкнет звук жёрнова; и будет вставать человек по крику петуха и замолкнут дщери пения…» (Еккл. 12:3–4).

Дрожащие стражи дома — это руки, которые начинают трястись от немощи. «Мелющие» — это зубы, выпадающие, когда мы стареем. Тускнеющие глаза — всё равно, что мутнеющие окна, из которых всё труднее видеть. В этой остроумной метафоре вы можете увидеть и остальные признаки неминуемой дряхлости: сутулость, потерю слуха и бессонницу. Вместо того, чтобы описывать всё это медицинским языком, автор обращается к воображению читателя, и благодаря его мастерству мы начинаем чувствовать всю тоску и печаль надвигающейся старости.

Кроме того, в Библии есть великое множество поэтических произведений, отличающихся мастерством и изяществом исполнения. Псалтирь, Книга Иова и Песнь Песней — это самые яркие примеры библейской поэзии.

Драматическое искусство впервые упоминается в Библии, когда Бог призывает Иезекииля «разыграть» перед соплеменниками осаду Иерусалима. Пророк даже схематически нарисовал свой город, чтобы зрителям всё было ещё понятнее (Иез. 4). Господь Иисус часто говорил притчами и рассказывал яркие, по-настоящему интересные истории, в которых явно присутствовал живой драматический элемент.

Изобразительное искусство сыграло немаловажную роль в строительстве скинии (Исх. 31:1–11). Фрэнсис Шеффер отмечает, что при строительстве скинии были представлены все виды визуального творчества, известные человечеству на то время 8. Изобразительное и художественное творчество сыграло огромную роль и в строительстве иерусалимского храма. Храм был украшен резьбой тончайшей работы (3 Цар. 6:15–36, 7:23–39, 2 Пар.3:5–7,  4:1–7). В 3 Цар. 6:4 говорится, что Соломон «сделал в доме окна решётчатые». В храме также были установлены столбы, которые не поддерживали потолок (2 Пар. 3:15–17), а стояли там исключительно для красоты.

В Библии достаточно часто говорится и о музыке. Пение вообще являлось большой частью еврейской культуры. По сути своей, Псалтирь является сборником гимнов и песнопений, и в нём постоянно встречается призыв воспевать Господу (Пс. 149:1). Сыны Израилевы пели Богу не только во время богослужения, но и на работе (Чис. 21:16–18). Давид сочинил песнь в память о погибших Сауле и Ионафане (2 Цар. 1:19–27). А полистав Книгу Откровение, мы сразу увидим, что на Небесах мы тоже будем довольно много петь (19:1–8).

В Библии часто упоминается и инструментальная музыка. В Псалтири на еврейском языке семьдесят один раз встречается слово «селах», которое, скорее всего, означает инструментальную паузу между стихами или куплетами. Звук трубы оповещал израильтян о всенародных собраниях, остановках в пути, праздниках, богослужениях и различных военных действиях (Лев. 23:24,  Чис. 10:1–10, 29:1,  Нав. 6:19,  Суд. 3:27,  6:34,  7:19–22,  1 Цар. 13:3,  2 Цар. 2:28,  15:10, 18:16,  3 Цар. 1:34,  4 Цар. 9:13,  Пс. 150:3). О втором пришествии Христа и воскресении мёртвых нас также известит трубный звук (Мф. 24:31,  1 Кор. 15:52). Упоминаются в Библии и другие музыкальные инструменты: флейта, лира, арфа, тимпаны, кимвалы, бубны и так далее (1 Цар. 10:5,  3 Цар. 1:40, 1 Пар. 25:1,  Пс. 44:9,  Пс. 91:2–4, 150:3–5,  Мф. 9:23).

Встречаются в Библии и упоминания о танцах. В Пс. 149:3 говорится: «Да хвалят имя Его с ликами (то есть с танцами); на тимпане и гуслях да поют Ему«. А в Пс. 150:4:  »Хвалите Его с тимпаном и ликами, хвалите Его на струнах и органе«. Мариам повела женщин-израильтянок в радостном и торжественном танце хвалы Господу, о котором рассказывается в Исх. 15:20.  Люди устраивали пляски в честь возвращения воинов с битвы (Суд. 11:34). Когда Давид победил Голиафа (1 Цар. 18:6), весь народ пел и танцевал. Давид и сам плясал и скакал от радости, когда ковчег Господень наконец-то вернулся к народу Израиля (2 Цар. 6:14–15).


Творческие люди в Библии

Возможно, я чересчур пристрастен в своих рассуждениях, но мне кажется, что творческие люди занимают в Божьем замысле и Его сердце особое место. Обратите внимание, как часто говорится о них в Библии. О творческой деятельности упоминается уже в самом начале человеческой истории, наряду с сельским хозяйством и ремёслами (Быт. 4:21). Несколько раз в Библии говорится о больших группах особо обученных певцов (Неем. 10:28–29, Пс. 150:3–5), а также о других сообществах творческих людей (Исх. 31:2–6, 35:30–35). Во времена Давида при храме было двести восемьдесят восемь певцов (1 Пар. 25:7). Одним из наказаний для Вавилона, перечисленных в Книге Откровение, будет отсутствие в нём того богатства и разнообразия, которое приносят с собой разные виды искусства (Откр. 18:22).

Некоторые художники даже названы в Библии по имени. Я не стану перечислять их всех, а упомяну лишь несколько человек. Давид был искусным музыкантом и автором многих песен (1 Цар. 16:18), Бог назвал его «мужем по сердцу Божьему«. Соломон написал более тысячи песен (3 Цар. 4:32). Хенания был талантливым учителем пения (1 Пар. 15:22). А одну троицу музыкантов, упомянутую в 1 Пар., я называю про себя певцами-барабанщиками. Этих ребят звали Асаф, Еман и Ефан (15:16–19), и они «громко возвещали глас радования… на медных кимвалах«. Веселеил упоминается в Библии как очень талантливый ремесленник, владевший «всяким искусством» (Исх. 35:30–33).


Сила искусства

Искусство может обладать огромной силой. Оно способно открыть наши глаза, помочь нам увидеть истину и изменить нашу жизнь. В 1 Цар. 10 Саул услышал музыкантов, которые одновременно играли и пророчествовали. Их служение так потрясло Саула, что он «сделался иным человеком» (ст. 6). Вот как может повлиять на человека искусство! Когда в Лондоне состоялась премьера «Мессии», лорд Кинноул поздравил Генделя с тем, что ему удалось так прекрасно «развлечь» свою аудиторию. Неудивительно, что Гендель, как и многие из нас, почувствовал себя уязвлённым при мысли о том, что кто-то увидел в его музыке лишь развлечение, и тут же возразил: «Милорд, мне жаль, если я просто развлёк их. Я хотел преобразить их души».

Произведения искусства могут оказывать на людей колоссальное влияние, если они создаются и исполняются под водительством и помазанием Святого Духа. Посредством исполненного Духом гусляра Бог расположил сердце Елисея к послушанию Его воле (4 Цар. 3:15). И сегодня произведение талантливого христианина или выступление помазанного исполнителя может оказывать на людей сильнейшее воздействие. Песня, написанная по вдохновению Духа и исполненная вокалистом, на котором ощущается Божье помазание, может помочь собравшимся как никогда раньше ощутить присутствие Бога. Мы, одарённые христиане, не можем плодотворно трудиться без Того, Кто наделил нас этими дарами. Давайте не будем забывать, что наша цель заключается вовсе не в том, чтобы как можно эффектнее блеснуть своим талантом, а в том, чтобы «явить силу Духа» (1 Кор. 2:4). В Книге Ездры постоянно повторяется одна и та же мысль: Божья рука была на Ездре и на всём, что бы он ни делал. Сегодня нам очень нужно, чтобы на всех талантливых людях в церкви тоже покоилась рука Господня.


Искусство в церкви

Как должен относиться к церкви христианин, занимающийся каким-либо видом искусства? Мы должны любить церковь как Невесту Христа. Несмотря на все её недостатки (особенно в том, что касается творчества и художников), церковь была и остаётся Божьим проводником спасения для заблудшего мира. Как говорит Чарли Пикок, продюсер, музыкант и автор многих современных христианских песен, «подлинно талантливый человек будет сознательно любить церковь, не взирая на её безразличие или враждебность к его деятельности. И хотя безразличие — его злейший враг, он не станет отождествлять его с братом или сестрой, которые поддались этому врагу. Он неустанно ищет своё место в Теле Христовом и не считает себя исключением из общего правила, а значит, не избегает своей обязанности общаться с другими верующими и благочестиво распоряжаться вверенными ему дарами. Он любит церковь и делает всё возможное для её созидания, ибо как можно любить Христа и при этом ненавидеть Его церковь?»

Однако мы живём в такое время, когда одарённые люди о церкви почти не вспоминают — даже христиане! Мы мечтаем изменить весь мир посредством своего таланта, но почему-то нам редко приходит в голову мысль реализовать свои стремления с помощью поместной церкви. Даже если мы о ней и вспоминаем, то чаще всего — как о некоем трамплине, с помощью которого можно «допрыгнуть» до более высокого уровня мастерства и популярности.

Например, сейчас целое поколение христианской молодёжи полагает, что настоящее музыкальное служение связано вовсе не с поместной церковью, а с христианской музыкальной индустрией. Более того, слыша словосочетание «музыкант-христианин», большинство людей сразу же думают, что речь идёт именно о человеке, работающем в этой индустрии. А ведь и обыкновенный член церковного хора, и актёр-христианин, играющий в местном театре, и верующий профессор-искусствовед — все они имеют ничуть не меньшее право называться христианами, занимающимися творческой деятельностью, чем те, для кого творчество стало профессиональной карьерой и так или иначе связано с бизнесом. То, что я сейчас скажу, сделает меня куда менее популярным в кругах людей, работающих в христианской музыкальной индустрией, но была не была: как вы думаете, Бог действительно хочет, чтобы христиане несли миру Евангелие прежде всего с помощью христианской музыкальной индустрии, — или мы как церковь просто отказались от этой привилегии, потому что не смогли представить себе всю мощь и потенциал музыкального служения в поместных общинах? Я не хочу сказать, что христианский музыкальный бизнес лишён Божьего благословения. Конечно, нет. Он уже принёс много благих плодов и продолжает затрагивать и менять жизнь многих и многих людей. Однако влияние христианского музыкального творчества вовсе не исчезнет и не уменьшится, если музыканты-христиане будут трудиться для Бога не только (и не столько) в сфере музыкального бизнеса, но и служа Ему в поместной церкви.

Своим читателям-музыкантам я просто хочу сказать, что если вы играете в церкви, но на самом деле хотели бы заниматься совсем другим (скажем, «прорваться» в христианскую музыкальную индустрию), то вам следует отказаться от музыкального служения в церкви. Займитесь чем-нибудь другим. Это касается всех, кто занимается творчеством. Не надо видеть в церкви лишь трамплин, который поможет вам взлететь на более важную жизненную ступеньку.

Прошу вас, поймите меня правильно: я вовсе не хочу сказать, что церковь — это единственное место, где христианин может проявлять свои богоданные таланты. Каждый из нас должен найти свою аудиторию, и, возможно, ею окажется вовсе не поместная церковь. Не всякое произведение искусства найдёт своё применение на церковном богослужении. Мы должны использовать свои дары и в церкви, и в мире. Было бы замечательно, если б на мировом музыкальном рынке появлялось всё больше верующих музыкантов. Нам нужно больше талантливых христиан — музыкантов, актёров, танцоров, поэтов, художников и продюсеров, — которые могли бы донести до всего общества Благую Весть о Христе и изменить современную культуру силой Его истины. Мы — свет мира (Мф. 5:14), и свет наш должен так светить перед людьми, чтобы, глядя на нашу работу, они тянулись к Господу (Мф. 5:16). Я благодарю Бога за то, что некоторые музыканты-христиане пробились на светский музыкальный рынок. Таким образом они оказывают хоть какое-то христианское влияние на общую культуру наших стран. Я обращаюсь ко всем молодым талантам с просьбой подумать о том, где служить Богу, — в церкви или в мире — а, может быть, и в мире, и в церкви одновременно. Не удовлетворяйтесь работой в христианском музыкальном бизнесе или какой-то другой сфере, которая ограничит вас и ваш талант рамками христианской субкультуры.

Я занимаюсь музыкальным служением уже более двадцати пяти лет и должен признаться, что в некоторые особенно трудные моменты мне страшно хотелось всё бросить и уйти. Но когда я начинал размышлять о том, чем же мне тогда заняться, то понимал, что ничто другое не отзывается в моём сердце столь же пылкой страстью. Бог призвал меня именно к этому. Это и есть моё земное предназначение — заниматься церковным музыкальным служением. Моя миссия состоит в том, чтобы способствовать развитию музыки в церкви. Кстати, чтобы любить церковь, совсем не обязательно становиться штатным сотрудником той или иной общины. Посредством церкви Бог примиряет с собой заблудший и грешный мир и зовёт нас с вами стать участниками Его «служения примирения» (2 Кор. 5:18). Церковь — это надежда мира, и служить Богу в поместной церкви — высокое призвание.

Современная церковь нуждается в талантливых христианах, горящих желанием использовать силу творчества в служении Богу. В своём служении я руководствуюсь словами из 1 Кор. 14:24–25: «Но когда все пророчествуют, и войдёт кто неверующий или незнающий, то он всеми обличается, всеми судится, и таким образом тайны сердца его обнаруживаются; и он падёт ниц, поклонится Богу и скажет: „Истинно с вами Бог“».

Мне нравится этот отрывок, потому что в нём описывается настолько сильное церковное служение, что даже посторонние люди чувствуют в нём Божью силу и присутствие. Посмотрите, какое влияние оно оказывает на неверующих! Они начинают ощущать собственную греховность, сердце их открывается для истины, они вдруг видят себя такими, какие они есть на самом деле, они тянутся к Богу и, уходя, восклицают, покачивая головами от изумления: «Оказывается, Бог и вправду есть! Он явно здесь, с вами!» Когда Бог наделяет искусство Своим благословением и помазанием, в нём появляется необыкновенная сила, пронизывающая сердца, умы и души. И кому же, как не нам, всегда следует помнить о том, каким действенным и могущественным может оказаться творческое служение в церкви.

Давайте поговорим о том, как можно применить творчество в поместной церкви, взглянув на роль искусства в поклонении, благовестии, воодушевлении и праздновании.

 

Поклонение

В Новом Завете неоднократно подчёркивается важность совместного, общего поклонения. В Еф. 5:19 и Кол. 3:16 ранняя церковь получила наставление петь «псалмы, славословия и песнопения духовные». Леланд Райкен отмечает, что «музыка Нового Завета… стала уделом не только священников и специально обученных певцов. Теперь это, главным образом, «любительская» музыка, рождённая внутри самой общины». Служение больше не зависит от двух-трёх профессионалов, работающих в церкви на полную ставку. Теперь оно стало обязанностью каждого исполненного Духом христианина (Еф. 4:11–13, 1 Пет. 2:5,  9). Если хотите, это сопутствующий результат новозаветного учения о священстве всех верующих.

В наши дни многие общины на собственном опыте знают, что значит поклоняться Богу, следуя ведению Святого Духа, и благодаря этому жизнь церкви стала значительно глубже и богаче. Разные виды искусства могут сделать наше поклонение ещё более действенным. Трогательная, с чувством исполненная мелодия, захватывающее театральное представление, выразительная декламация, проникновенный танец или сильное и яркое произведение изобразительного искусства как ничто другое могут помочь Телу Христову реально ощутить присутствие Самого Бога и прославить Его.

К сожалению, возрождение служения поклонения породило множество споров, с которыми каждая поместная община должна разобраться самостоятельно. Например, люди спорят о том, какое поклонение более духовно: спонтанное или спланированное заранее. В Писаниях мы встречаем и то, и другое. Перейдя посуху Красное море, израильтяне устроили спонтанный праздник поклонения Богу прямо на берегу, с песнями, танцами и всеобщим весельем (Исх. 15). Однако во время посвящения храма всё поклонение было чётко спланировано заранее (2 Пар. 5:11–77:7).

Ещё одно решение, с которым сталкивается практически каждая община, желающая и дальше возрастать в поклонении, касается выбора между традиционной и современной его формой. Тут есть опасность впасть в одну из двух крайностей. Мне приходилось видеть и такие церкви, которые напрочь отказались от всех старых гимнов в пользу современных песен, и такие, которые признают только гимны и ничего не хотят слышать о новых песнях. В новозаветной церкви, по-видимому, пользовались и тем, и другим. В 1 Тим. 3:16 мы видим один из примеров «новых» песен, появившихся в ранней церкви, однако верующим также было заповедано петь и «старые» псалмы (Еф. 5:19,  Кол. 3:16).

Мне доводилось бывать в церквях, где лидеры определяют поклонение чересчур узко и настаивают, что все его формы должны быть направлены непосредственно на Бога. Иными словами, они поют только песни, обращённые прямо к Богу, и не принимают песен о Нём. Я вижу в этом весьма похвальное желание сделать поклонение максимально личностным для каждого прихожанина и помочь людям сосредоточить всё своё внимание на Боге. Писание действительно призывает нас петь Господу (Пс. 32:3), но мне кажется, что в этом отношении нам не стоит чересчур жёстко придерживаться догмы, потому что тогда мы вычеркнем огромное количество прекрасных песен поклонения, которые могут стать для церкви замечательным и истинным назиданием. К тому же, многие отрывки Писания, которые библеисты считают фрагментами ранних гимнов (Еф. 5:14, Флп. 2:6–11, Кол. 1:15–20) говорят о Господе в третьем лице, а не обращены к Нему.

 

Благовестие

В благовестии искусство может быть особенно полезным, поскольку оно способно отразить внутренние искания человека, его жажду познать Бога. Джон Фишер в своей книге «Для чего мы здесь?» пишет, что «большинство произведений искусства неверующих авторов отражает их стремление к Богу». Развивая свою мысль, Фишер пишет:

«Когда человек творит — берёт кистью краски, выводит чередой ноты, проявляет фотоплёнку или записывает свои мысли на бумаге, — он взаимодействует с вечностью, которую Бог вложил в его сердце. Он пытается сделать во вселенной что-то подлинно значимое, чтобы не быть просто случайным скоплением молекул. Современная философия говорит человеку, что он — ничто, но сердце подсказывает ему совсем другое. А так как его разум не может постичь то, что знает его сердце, он ощущает тяжесть бремени, наложенного на него Богом. Искусство нередко выглядит иррациональным, потому что сердце обгоняет разум. Музеи современного искусства хранят под своими сводами многочисленные доказательства того, что сердце часто опережает разум, когда человек пытается понять суть своего существования».

Люди действительно стремятся к Богу, и мы, художники, музыканты, поэты и танцоры, можем помочь им найти Его. Спору нет, поклонение в Духе — это замечательный способ благовестия. В Пс. 39:4 сказано, что, когда верующие поклоняются Богу, то у многих неверующих появляется желание обратиться к Христу. Однако, будучи служителем церкви, которая сознательно привлекает в себе людей, ищущих Бога и заинтересованных в духовных вещах, я призываю современные церкви использовать искусство и в стратегическом благовестии. Поверьте, искусство может сыграть очень важную роль в привлечении неверующих в ваши общины. Сотни самых разных людей рассказывали мне, что стали приходить на воскресные служения именно потому, что им понравилась музыка. Правда, я должен заметить, что нам нужно очень тщательно подходить к выбору художественных средств благовестия и отбирать из них те, которые были бы понятны и приемлемы для неверующих. Обращаясь к неверующим, Павел делал всё возможное, чтобы беседовать с ними на понятном им языке. Проповедуя Евангелие в Афинах, он цитировал высказывания греческих поэтов и философов (Деян. 17:28). Он использовал их собственное искусство, достижения их собственной культуры, чтобы достучаться до их сердец. В эпоху постмодернизма мы должны научиться так общаться со своими неверующими друзьями, чтобы наши слова не оставались для них пустым звуком. Я лично не стал бы выбирать для благовестия песни, где содержатся только христианские слова и выражения, непонятные неверующему человеку. Я не стал бы пользоваться драматическими пьесами, в которых серьёзные жизненные вопросы решаются банальными и легковесными способами. Если вы обращаетесь именно к неверующим, старайтесь говорить с ними так, чтобы они чётко и ясно вас понимали.

 

Воодушевление

Искусство может воодушевлять и назидать церковь. Музыка, драматические представления, танцы, литература и живопись могут ободрить человека, которому сейчас нелегко следовать за Христом, который столкнулся с испытаниями или искушением. Когда Давид служил Саулу, играя ему на арфе, Саул всегда чувствовал облегчение и прилив сил (1 Цар. 16:23). И Давид, и Иов говорили о том, как Бог давал им «песни в ночи» — иными словами, воодушевлял и подкреплял их в тяжкие времена (Иов. 35:10,  Пс. 41:9,  76:7). Нам ни в коем случае нельзя забывать о людях и их нуждах. Посредством наших творческих даров церковь может воодушевлять и ободрять тех, кто нуждается в Божьем прикосновении.

Мне нравится, когда тот или иной гимн или песня поклонения надолго остаётся в моей памяти, и её слова, несущие в себе драгоценную жемчужину Божьего Слова, поддерживают меня на протяжении всего дня. Я вспоминаю слова псалмопевца: «Уставы Твои были песнями моими на месте странствований моих» (Пс. 118:54). Я впервые почувствовал это, когда услышал песню «Посмотри на Иисуса», а также известную многим песню «Ищите прежде Царства Божия», написанную на основе Мф. 6:33.  Они не выходили у меня из головы, да и мне самому не хотелось отпускать их от себя. Когда Слово Божье проникает в моё сердце, я становлюсь совершенно иным человеком, моё отношение к жизни тоже меняется коренным образом, и искусство более чем способно нам в этом помочь.

Искусство как ничто другое умеет сострадать чужой боли и говорить человеку истину с уважением и тактом, принимая во внимание его переживания. Бывает, что слушатели пропускают слова проповедника мимо ушей. Но возьмите ту же самую мысль, облеките её в прекрасную мелодию — или в какую-то иную художественную форму, — и люди начинают прислушиваться и откликаться. А всё потому, что искусство прежде всего взывает к человеческому сердцу. Искусство смягчает нас, делает нас восприимчивее, заставляет прислушиваться к голосу Бога. Если вы действительно хотите ободрять прихожан своей церкви, непременно призовите на помощь искусство в самых разных его формах.

 

Празднование

Творчество всегда играло важную роль в празднованиях Израиля по поводу особо выдающихся событий их жизни и истории — например, перехода через Красное море, посвящении скинии и храма. Точно так же оно может прийти на помощь церкви, когда она отмечает важные события своей жизни и истории. Я имею в виду не только Рождество и Пасху. На самом деле у поместной церкви имеется куда больше поводов для празднования, чем мы думаем. Уж кому-кому, а нам с вами есть чему радоваться! У нас всегда есть отличные поводы для ликования, начиная от крещения новообращённых и дней рождения церкви и заканчивая праздничными служениями, посвящёнными Божьей верности и Его удивительным ответам на наши молитвы. Не надо дожидаться, пока наступит Пасха или Рождество. Церковь должна чаще веселиться, праздновать и ликовать — и делать это от всей души, без оглядки и смущения. А что может быть лучше того праздника, где дана полная свобода всем творческим дарам и замыслам, стремящимся прославить и возвысить Бога?

В канун 1989 года Леонард Бернстайн 13 дирижировал Девятой симфонией Бетховена на концерте, посвящённом падению Берлинской стены. В своей книге «Письма сыну« Кент Нербурн вспоминает о том, какое сильное впечатление произвёл на него этот концерт, увиденный по телевидению:

«Инструменты играли, как одно целое. Музыка поднималась и парила над землёй, превращаясь в одно сплошное чувство.
У меня из глаз струились слёзы. Я плакал безудержно, как ребёнок. Музыка была неизмеримо выше меня и больше всего, чем я когда-либо мог бы стать. В ней было исцеление и правда о самом высоком благородстве человека и о самой подлой его низости. В ней была исповедь, в ней был праздник души. В ней отражалась вся наша человеческая сущность.
К концу концерта я словно стал другим человеком. Мою повседневную жизнь посетил момент чистой, незамутнённой красоты. Пусть даже на огромном расстоянии и благодаря электронным хитростям телевидения, но мне всё равно посчастливилось ощутить один из тех моментов, какие может подарить нам лишь истинное искусство — когда из пустоты человек создаёт нечто и наделяет его таким величием и красотой, которые способны поспорить с обликом самых прекрасных богов».

Вот какой могущественной силой обладает искусство, и человека, ни разу не ощутившего этой силы, можно назвать живым лишь наполовину.


Звёздный час искусства

Сейчас для талантливых христиан настаёт удивительное и интересное время, поскольку Бог явно пробуждает интерес церкви к потенциальной силе художественного искусства в служении. За последнее время появилось несколько новых журналов, рассматривающих различные виды искусства с христианской точки зрения. Читая подобные издания, я ещё раз убеждаюсь, что искусство не исчезло из наших церквей; оно живёт и развивается. Многие общины создают специальные творческие служения и учатся включать разные виды искусства в свои богослужения. Мне кажется, нас ждут благие перемены — причём, в самом ближайшем будущем. Например, я вижу, как меняется роль одарённого человека в церкви, начиная с христиан-музыкантов. Если бы двадцать лет назад вы сказали, что участвуете в музыкальном служении своей церкви, ваши друзья немедленно сделали бы вывод, что вы поёте в церковном хоре. Если бы двадцать лет назад я сказал, что руковожу музыкальным служением своей общины, все подумали бы, что я дирижирую этим самым хором. А сегодня во многих церквях и вовсе нет хора. Раньше в церковном музыкальном служении могли участвовать лишь члены хора и органисты. Сейчас в наших общинах служат гитаристы и барабанщики, клавишники, играющие на синтезаторах, и саксофонисты, скрипачи и виолончелисты, певцы, работающие в самых разных стилях, и так далее. Новый интерес к поклонению вкупе со стремлением общин привлечь к себе людей, ищущих Бога, принесли в церковь совершенно новую музыку. Бог призывает студийных музыкантов и певцов, работающих в рекламе на телевидении и радио, перейти от профессионального музыкального бизнеса к служению в церкви. Кроме того, Он призывает к служению и музыкантов-любителей, которые раньше пели или играли на каком-либо инструменте, но по той или иной причине выбрали для себя профессию, не связанную с музыкой. Эти люди всё больше открывают для себя ту радость, которая наполняет душу, когда мы применяем свои таланты в служении Господу.

Звёздный час настаёт не только для музыкантов, но и для актёров. Раньше в церквях спектакли показывали только под Рождество и на Пасху, а значит, драматическое искусство применялось лишь пару раз в год и ограничивалось исключительно пересказом одних и тех же библейских историй. Люди привыкли к тому, что церковное театральное служение — это группа людей, нарядившихся в банные халаты и изображающих сцену возле вифлеемских яслей. К счастью, сейчас всё больше и больше церквей возвращаются к сценическому искусству — да так, что порой оно становится неотъемлемой частью церковной жизни. Сценки и небольшие драматические зарисовки весьма эффективно используются на церковных служениях. В результате качество работы сценаристов, постановщиков и актёров постепенно возрастает. Прихожане, увлекавшиеся театральными постановками ещё в школе или в университете, испытывают небывалое удовлетворение от служения Богу в поместной церкви, а некоторые только сейчас открывают в себе драматический талант, о котором даже не подозревали.

Что касается технической стороны вопроса, то и здесь общины начинают понимать, насколько важны хороший звук и освещение во время церковных собраний. Я вижу, что церкви начали вкладывать больше средств в этот аспект своего служения, а кое-какие общины даже специально нанимают в свой штат звукооператоров и осветителей.

Танец также переживает в церкви «эпоху возрождения» — особенно в качестве средства и способа поклонения. Я уже не раз слышал, что церкви проводят специальные семинары и конференции, полностью посвящённые танцу и танцевальному служению в церкви.

Некоторые церкви выставляют картины своих прихожан в зале собраний. Другие общины на собственные средства устраивают выставки и ярмарки художественного творчества.

Меня очень радуют все эти перемены, потому что я мечтаю, чтобы церковь стала «местом главных событий» в мире искусств — как это было всего двести пятьдесят лет назад, во времена Баха. Раньше, если человек хотел послушать хорошую музыку или увидеть прекрасную картину или фреску, он отправлялся в церковь. Если ему хотелось самому сыграть или спеть чудесное музыкальное произведение, он тоже шёл в церковь. К сожалению, сейчас всё совсем не так.

Но я верю, что творчество в церкви стоит на пороге своего золотого века. Я верю, что мы вступаем в ту эпоху церковной истории, когда Бог призывает тысячи одарённых людей с новой силой использовать свои дары ради Его Царства. Я верю, что Бог задумал создать мировое сообщество талантливых христиан, полностью признающих в своей жизни господство Иисуса Христа. Друзья мои, если вы тоже хотите этого, то оставьте всё иное и следуйте за Христом! Он призывает нас сыграть в церкви неизмеримо важную роль. Это великая честь, и да поможет нам Бог оказаться достойными столь высокого призвания (1 Кор. 4:2)! Настало время честно взглянуть на состояние нашей духовной жизни и сделать всё, чтобы мы прославляли Господа не только своими дарами, но и всей своей жизнью. Настало время произвести в своей жизни все необходимые перемены, чтобы стать такими, какими задумал нас Бог. Я думаю, что нам пора серьёзно задуматься не только о профессиональном мастерстве, но и о личном благочестии. Нельзя говорить о развитии искусства в церкви, не говоря о жизни и характере талантливых христиан, ведь характер творческого человека, его следование за Христом и духовный рост жизненно важны для создания такого служения, в котором Бог сможет по-настоящему могущественно явить силу Своего Духа. Наши художники, музыканты, поэты, актёры, танцоры и писатели должны быть известны не только своим талантом, но и преданной верой в Господа Христа.

 

Бог триединый, сердце мне разбей!
Ты звал, стучался в дверь, дышал, светил,
Но я не встал… Так Ты б меня скрутил,
Сжёг, покорил, пересоздал в борьбе!..
Я — город, занятый врагом. Тебе
Я б отворил ворота — и впустил,
Но враг в полон мой разум захватил,
И разум — Твой наместник — всё слабей…
Люблю Тебя — и Ты меня люби:
Ведь я с врагом насильно обручён…
Порви оковы, узел разруби,
Возьми меня, да буду заточён!
Твой раб — тогда свободу обрету,
Насильем возврати мне чистоту!..

Джон Донн, Священный сонет № 14

Глава 1

Твёрдость характера

Сергей и Марина радовались и переживали одновременно. Сергей только что окончил библейский колледж, и это было его первое собеседование о приёме на работу. Сергей мечтал о работе регента в какой-нибудь поместной церкви и потому послал своё резюме сразу в несколько церквей, надеясь найти самый подходящий вариант. Пастор Борис из Захолустной христианской общины сразу откликнулся на запрос Сергея. Он тщательно изучил его резюме, проверил все рекомендации, несколько раз разговаривал с ним по телефону и, наконец, решил встретиться для личной беседы. И вот радостные и взволнованные супруги уже сидят в лучшем ресторане города за одним столиком с пастором.

Всё шло замечательно. Сергей явно произвёл на пастора прекрасное впечатление. Услышав, что пастор Борис считает его вполне подходящим кандидатом для служения в своей церкви, супруги едва не подпрыгнули от счастья, но, как и подобает серьёзным, взрослым людям в подобных ситуациях, старались вести себя спокойно, сдержанно и невозмутимо. Оставалось пройти ещё один «отборочный тур« — разговор со старейшинами, — но, в принципе, после одобрения пастора это было простой формальностью. Сергей начал расспрашивать пастора о церкви и о людях, с которыми ему предстояло работать бок о бок.

— И как у вас сейчас обстоят дела в музыкальном служении?

— Нормально, — ответил тот. — Как обычно бывает в церкви.

«Интересно, хорошо это или плохо?» — подумал Сергей, а пастор тем временем продолжал:— Понимаете, одни члены церкви хотели бы слышать на служениях больше современной музыки, а другие ни в какую этого не принимают.

— А чего бы хотелось вам? — по-дружески спросил Сергей.

— Мне бы хотелось, чтобы всем было хорошо, — ответил пастор Борис.

— Думаю, что церковь к тому и призвана. Не хочу терять из-за этого людей. Надеюсь, что вместе нам удастся угодить и тем, и другим.

— А кто поёт в хоре? — спросил Сергей. Ему не терпелось узнать о церкви как можно больше.

— Они все очень приятные люди, — заверил его пастор. — Нет, проблемы, конечно, есть, как и в любом хоре. Как говорится, в каждом стаде найдётся чёрная овца.

— Например? — Сергей заинтересованно подался вперёд.

— Ну, взять, к примеру, Екатерину Семёновну. Она в хоре уже лет пятьдесят или больше. Только попробуй предложить что-то новое — она так на тебя налетит, что только держись! Покричит, повыступает, в сотый раз пригрозит, что ноги её больше в хоре не будет, а потом, как ни в чём ни бывало, становится на своё место. Она у нас первое сопрано и очень этим гордится.

Ещё у нас есть Валентина Павловна. Считает себя чудесной солисткой, хотя, честно говоря, в общине с ней никто не согласен. Она с чего-то взяла, что у неё прекрасно получается гимн «Отче наш». Так что раз в год — обычно в июле, когда народу поменьше — на вечернем воскресном богослужении она его исполняет. Обычно я молюсь, чтобы этот гимн закончился как можно скорее, — пастор рассмеялся. — Нет, правда, она очень милая женщина, замужем за нашим лучшим тенором. А вот он, кстати, склочник ещё тот. Если что не по его, так тебя обругает, хоть святых выноси. С бывшим регентом однажды поцапался на глазах у всего хора. Так что с ним лучше поладить с самого начала, в общине он человек влиятельный. Кто ещё? Павел Михайлович. Он у нас новичок, так что я о нём знаю мало. Но голос у него прекрасный. По-моему, раньше он даже на студиях записывался. Правда, полагаться на него трудно. Никогда не знаешь, придёт он в воскресенье или нет. Не знаю, может, он часто бывает в командировках, а может, просто не хватает посвящённости Богу и служению. Ну, кроме того есть Максим и Катя Дубовы. Это пара молодая, недавно к нам переехали. Но сдаётся мне, не всё у них в семье гладко.

— А за помощью они обращались? — спросил Сергей. — Ходили к кому-нибудь на консультацию?

— Честно сказать, даже не знаю, — пожал плечами пастор. — Давно уже хочу им позвонить, да всё руки не доходят.

Дальше Сергей решил не расспрашивать. К тому же, надо было обговорить и кое-какие другие вопросы.

— А аппаратура у вас есть?

— С аппаратурой у нас не густо, — рассмеялся пастор. — Недаром же церковь у нас так и называется — Захолустная. Так что живём мы без всяких современных штучек. Что даёт Господь, то и ладно. Конечно, колонки и микрофоны у нас есть. Ничего особенного, но нам хватает.

— А в этом кто-нибудь разбирается? — спросил Сергей.

— Да, конечно, есть один парнишка. Его зовут Игорь или просто Гоша. Кстати, сразу скажу: в воскресенье утром ему лучше позвонить заранее. А то он поспать любит.

— А звук он делает хорошо? — с тревогой в голосе спросил Сергей.

— Конечно, — успокоительно сказал пастор. — Хотя там и делать-то особо нечего: пришёл, нажал пару кнопок, поставил нужные кассеты и всё. Так что, думаю, Гоша вполне с этим справляется, не хуже любого другого. У него ещё есть такой приборчик, громкость измеряет. Иногда я ему говорю, что голос в микрофоне слишком громкий или, наоборот, тихий, но он никогда не соглашается и показывает мне шкалу на этом самом приборе. И конечно, всегда оказывается прав!

Марине очень хотелось узнать, как обстоят дела с театральными постановками.

— Как Вы думаете, община не будет против, если мы во время богослужения будем показывать небольшие сценки? — спросила она.

— Что, каждую неделю? — осторожно спросил пастор Борис.

— Ну, может быть, не сразу, но в идеале — да! — с энтузиазмом сказала Марина. — А для начала можно было бы раз в месяц перед проповедью показывать маленькую сценку на ту же самую тему.

Такое предложение показалось пастору достаточно безобидным.

— Думаю, людям понравится, — с гордостью сказал он и довольно улыбнулся. — Они всегда веселятся, когда на Рождество мы с дьяконами переодеваемся волхвами.

Сергей и Марина нервно рассмеялись. Сергей понимал, что от дальнейших расспросов лучше воздержаться, но всё-таки решил рискнуть.

— А художники в церкви есть? Кто-нибудь умеет рисовать или писать красками?

— Может быть, и есть, но их немного, — задумчиво произнёс пастор. — Правда, у нас есть кружок макраме, они уже который год по средам встречаются. А в канун Рождества мы обычно устраиваем ярмарку поделок.

Марина решилась ещё на один, последний вопрос.

— А Вы когда-нибудь видели, как люди прославляют Бога в танце?

— Нет, сам я этого не видел, — вежливо отозвался пастор. — Но думаю, что здешний народ это не воспримет. Для нас это немного чересчур.

После его слов ребятам стало ясно, что больше расспрашивать не следует. Голова у них шла кругом, чувства смешались, и они не знали, что сказать.

— Похоже, что любому, кто возьмётся за работу в вашей церкви, скучать не придётся, — наконец выдавил из себя Сергей, пытаясь хоть немного придти в себя.

— На этот счёт ты прав, сынок, — усмехнулся пастор. — Работа не для слабонервных, но я уверен, что ты прекрасно с нею справишься.


Вопросы для обсуждения

1. Будь вы на месте Сергей, согласились ли бы вы работать в Захолустной христианской церкви? Объясните своё решение.
2. Каким, по вашему мнению, будет для Сергея первый год работы в этой общине?
3. Смогут ли пастор Борис и Сергей сработаться вместе и трудиться как одна команда? Почему вы так думаете?
4. В музыкальном служении этой церкви есть несколько «проблемных» ситуаций. Какой подход вы выбрали бы для их разрешения?
5. Являются ли подобные проблемы типичными для многих церквей, или это выходящие из ряда вон крайности, характерные только для данной общины?
6. Обязана ли церковь что-то предпринять, если у кого-то из её членов возникают серьёзные трудности — как, например, у Максима и Кати Дубовых?
7. Что нужно сделать для того, чтобы в церкви пастора Бориса начали применяться творческие способности её членов?
8. Что нужно сделать для того, чтобы в этой церкви творческие люди почувствовали себя как дома и могли полностью раскрываться в своих дарах и способностях?
9. Если бы лидерам церкви захотелось начать в общине театральное и танцевальное служение или служение с участием художников и дизайнеров, с чего им следовало бы начать?
10. Не возникает ли у вас некоторого опасения при мысли о том, что в будущем разные виды искусства и творчества станут играть в церквях намного более значительную роль? Если да, то почему?

Характер

Иногда меня спрашивают, что бы я сделал, если бы мне пришлось выбирать между двумя музыкантами, один из которых исключительно талантлив, но не слишком увлечён духовной стороной жизни, а другой отличается удивительной духовной глубиной, но при этом не очень талантлив. По-моему, в этом вопросе как раз и заключается главная дилемма, которую уже не один год пытаются разрешить многие церкви. Я бы сказал, что в музыканте должны быть оба качества: и одарённость, и духовность! Мне хотелось бы, чтобы музыканты были очень талантливыми людьми, страстно посвящёнными Богу. В 35 главе Книги Исход упоминается Веселиил, владевший искусством ваяния из камня, дерева, бронзы, золота и серебра. Он был замечательным художником и мастером с большим воображением. Кроме того, Святой Дух наполнил его мудростью, разумением и знаниями (ст. 30–31). К тому же, этот духовный исполин обладал и способностью обучать других. Перед нами портрет творческого человека, который одновременно был и талантлив, и благочестив. Вот к чему нам надо стремиться! Вот какую планку ставит для нас Библия. Нельзя полагаться только на талант. Мы обязательно должны расти как профессионально, так и духовно.

Греческий философ Гераклит учил, что судьбу человека определяет его характер. Такие ценности с трудом вписываются в современное мировоззрение, потому что мы привыкли думать, что наше будущее целиком зависит от тех умений и талантов, которыми мы обладаем. Но ведь судьба определяется не только нашими творческими достижениями; в гораздо большей степени она зависит от того, что мы за люди. Мой пастор Билл Хайбелз, написал книгу, название которой, как говорится, бьёт не в бровь, а в глаз: «Что ты за человек, когда никто на тебя не смотрит?« Как вы ведёте себя, когда сходите со сцены и перестаёте быть в центре внимания? Каким вы становитесь, когда никто не наблюдает за вашей работой? Какой вы на самом деле?

В Рим. 5:3–4 говорится, что терпение производит твёрдость (РВ 15). Мы должны быть людьми с твёрдым, испытанным характером, а становление характера — это стремление стать такими, какими нас хочет видеть Бог. Для нас, творческих людей, это означает стремление стать такими художниками, музыкантами, певцами и танцорами, какими хочет видеть нас Бог. Я не имею в виду безукоризненное совершенство. Я говорю о характере, который выдержит испытание временем и останется верным той жизни, к которой призвал нас Господь.

Как узнать, какими нас хочет видеть Бог? Павел говорит, что наша жизнь должна быть проявлением «любви от чистого сердца, доброй совести и нелицемерной веры« (1 Тим. 1:5). Иными словами, человек с сильным характером — это любящий человек с чистой совестью и искренней верой в Господа. Эти качества являются неподдельными признаками благочестивого характера.

Что обладает нами больше: стремление всё больше и больше любить других или поглощённость собственным творчеством? Можно ли, глядя на нас, сказать, что мы любим Бога всем сердцем, душой и разумением, или нас куда сильнее притягивают песни, сценки, рисование и т. д.? Если спросить у окружающих, назовут ли они нас воистину любящими людьми?

С чистой ли совестью мы живём? Насколько мы честны? Боремся ли мы со своими грехами или прячем их подальше, закрывая на них глаза? Помним ли мы о том, что умерли для греха и ожили для Христа, или грешим, поддаваясь кратковременному удовольствию? Признаёмся ли мы друг перед другом в своих прегрешениях?
Является ли наша жизнь свидетельством того, что мы следуем за Христом? В Библии сказано, что только «внутренняя жизнь в истине» (Пс. 50:8)  и «богоугодная искренность» (2 Кор. 1:12)  подтверждают подлинность нашего призвания. Короче говоря, наши слова не должны расходиться с делами. Мы должны жить в соответствии с тем, о чём поём. Быть такими, какими представляем себя людям. Воплощать в жизни то, о чём пишем. Люди не станут нас слушать, пока не убедятся, что за нашим словом всегда следует дело. Некоторые из нас пытаются загородиться талантом, не обращая внимания на своего внутреннего человека, но ведь именно это «внутреннее я» и является нашим истинным лицом. Вот почему и Павел старался «всегда иметь непорочную совесть пред Богом и людьми« (Деян. 24:16).

Мы тоже не должны давать окружающим оснований упрекать нас в том, что наши слова расходятся с делами. Ведь это самое настоящее лицемерие, если внешне мы выглядим очень неплохо, стараясь не уронить свою репутацию на публике, но внутри всё обстоит совершенно иначе. Мы произносим правильные фразы, чтобы сойти за «благочестивых христиан», прикрывая неискренними словами своё истинное «я». Это лишь «вид благочестия» (2 Тим. 3:5), а не то, кто мы есть на самом деле. Наши слова могут казаться высоко духовными, но в них нет ни глубины, ни силы. Такое бывает, когда поёшь «Всё Иисусу отдаю я«, но в реальности дела обстоят совсем не так. Бог ненавидит лицемерие. Однажды Господь так пресытился лицемерием Своего народа — особенно во время прославления, — что в Ам. 5:23 Он сказал Израилю через пророка: «Удали от Меня шум песен твоих, ибо звуков гуслей твоих Я не буду слушать». Бог не станет слушать и наши песни хвалы, какими бы мелодичными они ни были, если сердце наше далеко отстоит от Него. Библия описывает царя Амасию, который «делал угодное в очах Господних, но не от полного сердца» (2 Пар. 25:2). Иными словами, дела его были хороши, а вот внутреннее расположение — не очень. Внешне он выглядел праведным, но сердцем был далёк от Бога. Многое из того, о чём пойдёт речь в этой книге, относится именно к состоянию нашего сердца. Что происходит в нём сейчас: горите ли вы желанием свернуть горы ради Христа или делаете то, что от вас требуется, исключительно ради проформы?

Искренность — это первый показатель того, что человек живёт с Богом, близко общается с Ним. Это не значит, что мы достигли безупречного совершенства. Это значит, что мы остаёмся самими собой и честно говорим о своих недостатках и трудностях. Не надо заглаживать шероховатости и притворяться счастливым, чтобы скрыть внутреннюю боль. Лучше признаться, что нам бывает тяжело. Любой неверующий сразу почувствует нашу неискренность. Больше всего мы грешим против правды, когда представляем христианскую жизнь совершенно беззаботной и безмятежной, без страданий и проблем. Ведь на самом деле всё совсем не так. И если мы будем легкомысленно отмахиваться от серьёзных жизненных проблем, наши неверующие друзья поймут, что мы просто отказываемся смотреть в глаза реальности. Быть искренним — значит признавать свои проблемы и недостатки.

Для Бога наш духовный рост всегда остаётся приоритетом. Мы все должны развиваться духовно «в меру полного возраста Христова» (Еф. 4:13). Мы должны «расти, во всём приближаясь к Христу (Еф. 4:15,  РВ). Рост во Христе не означает, что мы до отказа набиваем себе голову знаниями и фактами. Возрастать духовно — значит становиться всё более нравственными, благочестивыми, добрыми и любящими людьми, укреплять свои отношения с Богом, воздерживаться от зла, учиться быть дисциплинированными и твёрдыми. «Если это в вас есть и умножается, то вы не останетесь без плода в познании Господа нашего Иисуса Христа« (2 Пет. 1:5–9). Вот из чего складывается настоящий христианский характер.

Иногда именно те качества, которые помогают нам в творческой деятельности, становятся источниками жесточайших внутренних конфликтов и могут даже работать против нас по мере того, как мы пытаемся возрастать духовно и служить церкви своими дарами. Например, нет ничего дурного в том, чтобы быть интровертом, а вот быть эксцентриком, полностью поглощённым собой и своими делами, очень даже нехорошо. Нет ничего дурного, чтобы прислушиваться к своим чувствам, но было бы неправильно всё время идти у них на поводу. Чуткость — это замечательно, но в болезненной чувствительности, хронической обидчивости и постоянном стремлении защищаться нет ничего хорошего. Чудесно, если вы стремитесь делать своё дело как можно лучше, но чрезмерный перфекционизм будет вам только мешать.

Чем бы мы ни занимались, духовный рост, становление христианского характера всегда будет для нас значительным плюсом. Так что и время, и силы, потраченные на развитие характера, всегда того стоят. Становление христианского характера укрепит наши отношения с Богом. Благодаря этому улучшатся наши отношения с родными, друзьями и коллегами. Да и вся жизнь в целом станет намного полнее и радостнее. Укрепляя свой характер, мы становимся куда более лучшими музыкантами, актёрами, писателями и т. д. Джон Вуден, легендарный тренер по баскетболу, однажды сказал замечательные слова: «Характер важнее репутации, потому что характер — это то, кто ты есть, а репутация — всего лишь то, что думают о тебе другие».

Непорочность

Псалмопевец Давид пишет: «Буду ходить в непорочности моего сердца посреди дома моего« (Пс. 100:2). Мы, творческие люди, должны делать всё, чтобы заходить в церковь с чистым и честным сердцем. Непорочность — это праведность в Божьих глазах. Развивать в себе характер — значит становиться такими, каким хочет видеть нас Бог, а быть непорочным — значит поступать так, как Он заповедал. Мы должны поступать правильно, даже если это очень тяжело, даже если это угрожает нашей карьере, даже если нас никто в этом не поддерживает. Это и есть истинная праведность. Благочестивые люди стремятся вести себя достойно во всех ситуациях (Евр. 13:18). Они стараются быть примером во всём (Тит. 2:7). Прежде всего, праведники хотят почитать Бога и угождать Ему во всём (2 Кор. 8:21). Нам следует быть порядочными людьми во всех своих делах, относиться ко всем людям с уважением и любовью, говорить только правду и быть честными до конца. Наше служение, работа, денежные дела и отношения в семье — всё это должно быть пропитано чистотой и праведностью. Наши мысли, слова и дела должны свидетельствовать о желании угодить Богу.

Апостол Павел говорит, что «ревностно старается быть Ему угодным» (2 Кор. 5:9). Можно ли сказать, что и вы тоже живёте подобными устремлениями? Кому вы стараетесь угождать, Богу или себе? Чего вам хочется больше - доставить радость Богу или реализовать собственные творческие планы?

Перед нами стоит вечный выбор: либо мы будем стремиться к высшему и горнему, либо пойдём по пути меньшего сопротивления, удовлетворяясь посредственным и плотским. Нам нужно стараться всегда выбирать лучшую, высшую долю. Мы ведь не хотим, чтобы в церкви нас считали странными, «потусторонними» типами с вечными артистическими выкрутасами. Наоборот, нужно, чтобы в глазах прихожан наших общин мы были надёжными, благочестивыми людьми, которые служат и трудятся во имя Господа Иисуса Христа. В 1 Тим. 4:12  говорится, что мы должны быть образцом «в слове, в житии, в любви, в духе, в вере и в чистоте».

С детства нам внушали, что образцом всякой добродетели и духовности должны быть пасторы и старейшины, но к музыкантам, стоящим на сцене, это как бы не относилось. От пасторов мы ожидаем благочестия, полагая, что они должны ближе других ходить с Богом, обладать крепким характером, жить праведно и нелицемерно. Но почему мы не требуем того же самого от людей творческих? Они ведь не просто музыканты, поэты и артисты. Они тоже служители. Они выходят на ту же самую сцену, что и пастор, и обращаются к тому же собранию людей с тем же словом Евангелия. Разве не должны и мы с вами являть собой пример непорочности? То, что Павел говорит о дьяконах в 1  Тим. 3 и Тит. 1, относится ко всем лидерам церкви, а значит, и к лидерам музыкального служения. Мы должны быть непорочны, трезвы, целомудренны, благочинны, страннолюбивы, честны, не пьяницы, не бийцы, не корыстолюбивы, тихи, не сребролюбивы, хорошо управлять домом своим и иметь доброе свидетельство от внешних (1 Тим. 3:2–7 и Тит. 1:7–9).

Помните, каких людей выбрали заботиться о распределении пищи в ранней церкви? Это были люди «изведанные, исполненные Святым Духом и мудростью» (Деян. 6:3). Иными словами, это были люди непорочные, с крепким характером. И такие требования предъявлялись не только тем, кто занимал в общине высокие должности, а всем служителям церкви вообще. Мы должны быть людьми непорочными, праведными, с твёрдым, испытанным характером. По словам Льюиса Смидса, «непорочность и праведность — это больше, чем просто честность. Тут речь идёт о совершенно ином качестве характера. Такие люди понимают, кто и что они такое, и остаются верными себе, даже если ради этого им приходится идти на немалые жертвы».

В Пс. 4:4 сказано: «Знайте, что Господь отделил для Себя святого Своего: Господь слышит, когда я призываю Его«. Точно так же Господь отделяет для Себя любого одарённого христианина. Благочестивые и талантливые люди, наделённые удивительными и уникальными дарами, отделены для близкого общения с Богом, для многогранного служения Ему. Я верю, что Бог хочет видеть в церкви множество творческих людей, преданных и посвящённых Ему, и отделить их для Себя. И эта отделённость состоит вовсе не в эксцентричном поведении, которым часто отличаются творческие люди вообще. Христиане, обладающие дарами творчества, должны отличаться от других благочестивым характером, непорочностью и праведностью. Они не только исключительно талантливы, но и смиренно, с любовью относятся к другим, не возвышаясь над ними. Они настолько преданы Господу и ходят с Ним так близко, что люди восхищаются не их талантами, а Богом, Которому они служат (см. Лк. 9:43).


Испытания способствуют возрастанию

Теперь давайте конкретно поговорим о том, как развивать качества своего характера, приближаясь к непорочности и праведности. Говоря простым языком, мы растём благодаря жизненным испытаниям (1 Пет. 1:7). В Рим. 5:3–4 сказано: «От скорби происходит терпение, от терпения опытность, от опытности надежда». Скорби (то есть жизненные испытания) рождают в нас выдержку и терпение, а те, в свою очередь, формируют наш характер. Любые трудности требуют от нас какой-то реакции, и тут мы можем либо поддаться своей греховной природе, либо поступить непорочно и праведно. Наша реакция на возникающие проблемы — и даже на некоторые наши мысли — во многом определяет то, как будет складываться наш характер. Мы должны твёрдо решить для себя, что будем поступать правильно в любой ситуации.
Как-то один пастор попросил меня встретиться и побеседовать с двумя лидерами музыкального служения из его церкви. Церковь только что основала новую общину, и ребята хотели посоветоваться со мной относительно музыкального служения. Оба они оказались весьма смышлёными и энергичными молодыми людьми, до конца посвящёнными своему делу. Наша беседа протекала очень оживлённо, и я был приятно удивлён глубиной их размышлений. К концу встречи пастор попросил меня сказать несколько напутственных слов этим двум «молодцам», и я сказал им то, что говорю всем тем, кто посвящает себя творческому служению: служение — это самая суровая проверка вашего характера. Вас будут испытывать со всех сторон, и вам неоднократно придётся мобилизовывать все силы своего характера. Но во всём этом позвольте Богу поступать с вами так, как угодно Ему. Предоставьте Ему полную свободу. А когда будет трудно, не убегайте от проблем, а смотрите на них как на возможность расти и набираться опыта.
Часто, когда в моём служении возникали какие-либо проблемы, их главным источником оказывался я сам, и виной всему были моё упрямство, незрелость, эгоизм, защитная реакция, излишняя чувствительность, гнев и обида, ревность и зависть — то есть попросту недостатки моего характера. Не позволяйте своим недостаткам мешать Божьему делу. Не позволяйте им тормозить ваше служение Богу. В Евр. 6:1 Библия призывает нас «поспешить к совершенству». Позвольте Богу вылепить из вас такого человека, каким Он вас задумал.
Наш характер проверяется, когда вместо главной роли, которую нам страшно хотелось заполучить, нам предлагают сделать что-то незаметное, закулисное. Как мы реагируем на подобные просьбы? Конструктивная критика тоже является непростым испытанием. Какой на этот раз будет наша реакция? Наш характер проверяется на прочность всякий раз, когда кто-то задевает наши чувства. Какие же плоды принесут в нашем сердце все эти испытания: разочарование и обиду на весь белый свет или любовь и прощение? Наш характер подвергается испытанию, когда внутри просыпается былой перфекционизм и мы начинаем беспощадно бичевать себя и других за несоответствие нашим идеалам. Что мы будем делать в этом случае? Наш характер проверяется всякий раз, когда нам приходится откладывать в сторону свои интересы, чтобы позаботиться о нуждах других людей, когда подступает искушение согрешить, когда мы пытаемся решить свои проблемы самостоятельно, не обращаясь к Богу. Так будем ли мы поступать праведно и благочестиво, так, как угодно Господу? Ведь именно от нашей реакции во всех этих незначительных, повседневных ситуациях зависит, будем ли мы как люди творчества отличаться непорочностью и твёрдым характером.


Проверьте свой характер!

А как обстоят дела у вас самих? Помните ли вы о необходимости взращивать свой характер? Что у вас получается хорошо, а где ещё нужно приложить усилия? В любой реабилитационной программе существует понятие нравственной самопроверки. Павел говорит о том же в 2 Кор. 13:5:  «Испытывайте самих себя, в вере ли вы? Самих себя исследывайте« (см. также 1 Кор. 11:28). Павел умоляет нас об этом в 1 Тим. 4:14–16, где пишет: «Не неради о пребывающем в тебе даровании, которое дано тебе по пророчеству с возложением рук священства. О сём заботься, в сём пребывай, дабы успех твой для всех был очевиден. Вникай в себя и в учение, занимайся сим постоянно; ибо, так поступая, и себя спасёшь и слушающих тебя« (курсив автора).

Павел весьма недвусмысленно и говорит нам о серьёзности духовного роста и преображения во Христе. Возможно, он говорил так прямолинейно именно из-за того, что прекрасно знал человеческую склонность избегать честных вопросов к самим себе. Нам гораздо привычнее осуждать других, нежели честно оценивать себя.

Для того, чтобы, с одной стороны, не судить себя слишком сурово и, с другой, не давать себе излишних поблажек, в процессе самооценки нужно обязательно советоваться с Богом. Нужно молиться, как молился Давид в Пс. 138:23–24: «Испытай меня, Боже, и узнай сердце моё; испытай меня и узнай помышления мои, и зри, не на опасном ли я пути, и направь меня на путь вечный».

Вот почему сейчас я попрошу вас проверить, как обстоят у вас дела с нравственным возрастанием. В дальнейших главах мы непременно в подробностях рассмотрим все упомянутые здесь вопросы. А пока ответьте, пожалуйста, на нижеследующие вопросы и попробуйте сделать это как можно честнее.

Готовность служить другим

1. Часто ли вы ставите на первое место нужды других людей?
____ в большинстве случаев
____ иногда
____ редко задумываюсь над этим

2. Если недавно вас просили помочь в каком-то мелком, незначительном деле, то вспомните, как вы на это отреагировали?
____ помог с радостью
____ мне не хотелось этим заниматься, но я всё равно помог
____ я рассердился на то, что меня об этом попросили

Работа в команде

1. Используете ли вы свои таланты в церкви и чувствуете ли себя частью христианского творческого сообщества?
____ да
____ на данный момент я не несу служения в церкви
____ у меня нет близких взаимоотношений с другими христианами, занимающимися творческой деятельностью

2. Как вы обычно разрешаете конфликты во взаимоотношениях с людьми?
____ всегда стараюсь подойти к самому человеку и поговорить с ним лично
____ чаще всего стараюсь выговориться кому-либо ещё
____ ненавижу конфронтацию, поэтому просто подавляю обиду в себе

Перфекционизм

1. Часто ли вы думаете о том, что вы не такой уж хороший музыкант, писатель и т. п.?
____ нечасто
____ иногда
____ почти всё время

2. Вы долго не можете себя простить, если в чём-нибудь ошиблись?
____ это не так
____ иногда
____ да, бывает, что я очень долго не прощаю себе этого

Защитная реакция

1. Бывало ли такое, что люди упрекали вас в чрезмерной обидчивости, говоря, что вас и пальцем нельзя тронуть?
____ никогда
____ иногда
____ постоянно это слышу от людей

2. Как вы реагируете на конструктивную критику?
____ я радуюсь отзывам о своей работе и регулярно спрашиваю мнение других
____ отношусь к ней без энтузиазма, но принимаю её достойно
____ мне всегда больно слышать любую критику

Ревность и зависть

1. Как вы относитесь к тем, кто более талантлив или знаменит, чем вы?
____ благодарю Бога за то, что Он так одарил этого человека, как и за те дары, которыми Он наделил меня
____ мне тяжело, но я стараюсь не позволять дурным мыслям завладеть мною
____ я замыкаюсь в себе и чувствую себя неудачником, человеком второго сорта

2. Когда вы встречаете более талантливого человека, чем вы сами, возникает ли у вас желание прекратить своё нынешнее служение?
____ никогда
____ иногда
____ довольно часто

Умение управлять своими эмоциями

1. Вам когда-нибудь говорили, что вы слишком пессимистичны или подвержены частой смене настроения?
____ никогда
____ иногда
____ постоянно слышу это от людей

2. Часто ли вы, идёте на поводу у своих чувств?
____ никогда
____ иногда
____ да, я часто ощущаю, что мною управляют именно эмоции

Лидерство и личное творчество

1. Если вы человек творческий и одновременно являетесь лидером в своей церкви, не возникает ли у вас внутреннего конфликта, напряжения между этими двумя ролями?
____ нет
____ иногда
____ да; по-моему, я просто не в силах это совмещать

2. Если вы руководите группой творческих людей в церкви, насколько хорошо они вас слушаются?
____ в этой роли я чувствую себя неуютно
____ у нас в команде столько проблем и конфликтов, что я не представляю, как начать их решать
____ мне кажется, что мы сообща двигаемся в нужном направлении

Грех

1. Есть ли в вашей жизни на данный момент какие-то неотвязные грехи или дурные привычки?
____ нет
____ нет, но кое с чем приходится время от времени бороться
____ да, я пытаюсь избавиться от конкретного греха, но не знаю, что с ним делать

2. Есть ли у вас человек, который помогает вам бороться с грехами и периодически спрашивает, как у вас дела?
____ да
____ есть, но это всё происходит не так серьёзно и регулярно, как хотелось бы
____ сейчас таких людей у меня нет

Духовные дисциплины

1. Регулярно ли вы проводите время в общении наедине с Господом?
____ да
____ стараюсь, но это даётся мне нелегко
____ в этом отношении мне не хватает дисциплины

2. Как вы можете описать ваши отношения с Богом на сегодняшний день?
____ всё очень хорошо
____ сейчас прохожу через духовную пустыню
____ мне кажется, что сейчас я очень далёк от Бога


Посвятить себя процессу возрастания

Бог неустанно трудится в нашей жизни, преображая нас в образ Христа (Рим. 8:29). Самое большое чудо — это изменённая жизнь. Как говорил Данте, мы — гусеницы, которые должны превратиться в прелестных бабочек. Эта метаморфоза происходит не в одночасье, для этого процесса требуется время. Как было бы хорошо, если бы характер менялся быстро и безболезненно! Однако для такого преображения нам чаще всего приходится ломать в себе то, с чем мы выросли, как нас воспитали, и поэтому это отнюдь не лёгкое дело. Мало кому нравятся болезненные, длительные и трудоёмкие процессы. Когда возникают сложности, мы закатываем глаза и со вздохом произносим: «Ну, надеюсь, что хоть какая-то польза от этого будет«, словно пьём горькое лекарство. Нам нужно в корне изменить своё отношение к трудностям, принимать их с благодарностью и даже с радостью, потому что они помогут нам стать лучше.

Павел говорит, что испытание производит терпение, а терпение — твёрдость, или опытность (Рим. 5:3–4). Улучшение характера — это награда. Это результат верности, награда за выдержку в испытаниях. В жизни всегда бывают взлёты и падения. В большинстве случаев мы делаем два шага вперёд и один назад. Павел никогда не считал себя достигшим. Он говорил: «Забывая заднее и простираясь вперёд, стремлюсь к высшей цели, к почести вышнего звания Божия во Христе Иисусе« (Флп. 3:13–14). Павел неуклонно стремился к улучшению своего характера. Я тоже призываю вас совершить это путешествие длиною в жизнь. Для этого потребуется день ото дня добровольно умирать для своего «я» и следовать за Богом (Лк. 9:23,  Ин. 12:24). Нам будет плохо и стыдно, когда Бог начнёт освещать те стороны нашего характера, которые следует изменить. Нам будет неприятно и больно, когда Бог, как занозы, станет вытаскивать всё то, что мешает нам стать лучше. Однако благодаря всемогуществу и мудрости Бога, мы обязательно испытаем чудесные моменты освобождения (2 Цар. 5:20). Только Он может преобразить нас в образ Христа (Рим. 8:29). Только Он производит в нас и хотение, и действие по Своему благоволению (Флп. 2:12–13). Только Бог, начавший в нас доброе дело, доведёт его до конца (Флп. 1:6). Он способен сделать нас угодными Себе. Нам же просто нужно трудиться вместе с Ним и радоваться каждой маленькой победе, одержанной с Его помощью. Так что запаситесь терпением и доверяйте Богу. Друзья, давайте сегодня отдадим себя Богу для того, чтобы быть воистину отделёнными для Него музыкантами, певцами, художниками, танцорами, писателями и т.п. Давайте примем твёрдое решение возрастать и становитьсяпо-настоящему благочестивыми и непорочными людьми ради служения Христу.

Вопросы для обсуждения

1. Вызывает ли у вас словосочетание «артистический темперамент» негативные ассоциации? Почему?
2. Какой вид искусства вам особенно по душе?
3. Какую роль, по вашему мнению, искусство должно играть в церкви?
4. Как вы сами видите будущее творческой деятельности и искусства в церкви: оптимистически, пессимистически или где-то посередине — например, с осторожностью?
5. Как вы думаете, эффективно ли используются разные виды искусства в вашей церкви?
6. Что можно было бы сделать для того, чтобы в церкви творческие люди чувствовали себя уютнее и безопаснее?
7. Как церковь могла бы лучше всего помочь творческим людям возрастать духовно и укреплять свой характер?
8. Расскажите о каком-то одном аспекте вашей жизни, в котором произошли серьёзные изменения с тех пор, как вы стали христианином. Как протекали эти изменения?
9. Почему людям так тяжело меняться?
10. Что заставляет нас расти духовно?


Практические шаги для личного роста

1. Выберите для себя стих Писания, в котором была бы отражена суть ваших внутренних устремлений, служения или таланта.
2. Подумайте и подсчитайте, сколько времени и сил вы тратите соответственно на профессиональное совершенствование в своём творчестве и на духовное возрастание. Исходя из этого, посмотрите, что является для вас большим приоритетом, а потом помолитесь и подумайте о том, не нужно ли вам что-то изменить, чтобы правильно расставить приоритеты в своей жизни.
3. Попросите Бога открыть вам те области вашей жизни, которые на данный момент не являются примером христианского благочестия (например, отношения в семье, денежные вопросы, мысли, внутренний настрой, отношение к работе и т. д.).
4. Просмотрите свои ответы в разделе «Проверьте свой характер!» и обведите те пункты, над которыми вам хотелось бы поработать в течение ближайшего года.
5. Найдите человека, которому вы могли бы регулярно рассказывать о том, что происходит в вашей жизни вообще — и конкретно в той области, которую вы бы хотели изменить к лучшему.

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить