Get Adobe Flash player

Статистика

Пользователи : 36
Статьи : 105
Ссылки : 1
Просмотры материалов : 146776

Счётчик

Друзья и партнеры

АЛЕКСАНДР ИГНАТОВ

Александр ИгнатовИгнатов Александр Васильевич - родился в Одессе. Окончил Одесский государственный университет им. И.И. Мечникова. Физик, кандидат физико-математических наук, доцент, преподаватель. В постсоветский период организовал и возглавил известную в городе школу "Ника-М".

Увлекся поэзией сравнительно недавно, но стал писать плодотворно: за последние несколько лет издал пять авторских поэтических сборников и одну книгу автобиографических воспоминаний. В своем творчестве ставит сложные философские вопросы, размышляет над богословскими проблемами.

Здесь мы публикуем некоторые его стихотворения. Художественное оформление и иллюстрации к его поэтическим сборникам выполнила Анжела Голодецкая.




*  *  *

Пусть каждый день, отпущенный судьбой,
Сверкнет алмазом под лучами Солнца.
Гони из жизни сумрачный покой
Через забвений жалкие оконца.

Наполни смыслом радость и печаль,
Преодолей земное притяженье,
Уйди мечтой в заоблачную даль
И осознай божественность Мгновенья.


*  *  *

С этой высотки вся жизнь на ладони.
Там, у подошвы, не кони, а пони.
Глупые скачут в траве ошалело.
Нет бы, заняться обыденным делом.

С этой высотки вся жизнь на ладони.
В небе веселые птицы трезвонят.
Глупые, нежатся в ветренных струях.
Нет  бы, построить  фигуру какую.

С этой высотки вся жизнь на ладони.
Слышатся звуки далекой гармони.
Глупая память, друзей вереница.
Нет  бы, церковным вином причаститься.


*  *  *

«Предела нет для совершенства», -
Сказал один мудрец однажды.
«Предел для совершенства - Бог», -
Я возразил, подумав дважды.

И вы, анализ применив,
Исследуя вопрос извечный,
Докажете, что Бога нет
Или, что есть, но бесконечный.






*  *  *

Нет тьмы. Есть только свет
Звезды, влекущей нас извечно.
В нем уместились «да» и «нет»,
В нем время жизни бесконечно.

Струится всюду и всегда,
Когда же видится нам тьмой,
Не верь, что яркая звезда
Погасла в тишине ночной.



*  *  *

Наша память - дело деликатное,
Тоньше, чем разбуженный Восток,
До конца сознанью непонятная,
Прошлой жизни главный оселок.

Кто ответит, разве может тающий,

Тлеющий в потемках уголек,
Теплым светом душу согревающий…
Да, стучит в окошко мотылек…

Бьется о стекло, несчастный, истово,

Хочет в мир, откуда прилетел.
Хочет чувства яркого и чистого,
Хочет то, что в прошлом не успел.

А куда теперь он, бедный, денется?

Комната – унылая тюрьма.
Разве с мухой? Так ведь тоже пленница
И другому… в помыслах… жена…


*  *  *

Невыразима  истина  словами.
Слова неискренны, ущербны, неточны.
Лишь чувствам позволительно стихами
Передавать волнующие сны.

В них истины трепещущее слово

Исходит из невидимых глубин.
Испуганно в пучине тонет снова,
Стирая на лице следы морщин.

А утром ярким чувством отзовётся,

Стараясь сна тревоги передать,
Но вряд ли нами правильно прочтётся:
Его задача – истину скрывать.



*  *  *

Время сочится в песочных часах
Тоненькой струйкой незримо.
Сколько отмерено чьей-то рукой
Жизни, на годы делимой?

Сколько осталось еще наверху
Серых крупинок-мгновений?
Все до единой на дно упадут,
Выстроив конус забвенья.





*  *  *

В далеком прошлом отыщи
След дивной эйфории.
Припомни вкус и не ропщи,
Мол, вроде, амнезия.

Восстанови тот сладкий миг,

Созвучный чарам рая,
Когда чувствительный язык
Немел, плоды вкушая.

И растворись в немой дали

За краем духа бездны,
Где меркнет свет любой любви,
Желанья бесполезны.

Зачем? Да разве еще жив

Звезды заветной возглас,
На чей божественный призыв
Ответит духа космос…

Бежит по камушкам ручей,

Поет на перекатах,
Ласкает бликами лучей:
Нет не сейчас, когда-то…



*  *  *

Есть высоко в горах долина –
Благословенная страна.
Растёт в ней дикая маслина,
По вечерам поёт зурна.

На ней играет ветер свежий
В расщелинах скалистых гор.
И вторит ветру песней нежной
Разноголосый козий хор.

Невыразимости владенья,
Аскетов праведных земля.
Здесь усмиряется сознанье
Идеей вечного нуля.

Мысль не попросится наружу,
Она внутри себя умрёт.
Здесь пустота врачует душу
И из души желанье пьёт.

Сюда приходят пилигримы
В мечтаньях, словно наяву.
Здесь дух с душою неделимы.
Здесь помолюсь и всё пойму.



*  *  *

Где ты, волшебная страна,
Страна, как сахарная вата,
Страна, возникшая из сна,
В которую вернусь когда-то?

Тебя на карте не найти,
Ты – плод фантазии прекрасной,
К тебе неведомы пути,
Но я ищу. Пока напрасно.

Я верю: время подойдёт
И ты откроешь мне границы –
Жасмин заснувший расцветёт
И снова защебечут птицы.






*  *  *

Когда наступит время одиночества,
Вопросов будет больше, чем ответов,
Тогда во исполнение пророчества
На землю снизойдет Источник Света.

Он будет всех судить по справедливости,
Добавив то, чего недоставало:
Ума тому, кто верил по наивности,
И веры, если разума хватало.



*  *  *

Мы - пустота почти на сто процентов.
Сам атом пол. Незрима связей вязь.
В полях рождаются и гибнут аргументы,
Творя нелепую людскую ипостась.

Все тонко, нереально, непонятно.
Над всем царит неясный идеал,
А пустоте в пустом всегда приятно,
Когда пустой пустую обглодал.


Мы пустотой врачуем, мыслим, любим.
В пустом находим заблуждений суть.
Пустой пьем чай и губы часто губим –
В пустое блюдце дунуть не забудь!




*  *  *

День суматошный из длинного списка,
В прошлое втянутый черной дырой,
Вновь возродится и квантовым писком
В будущем ноту задаст, как гобой.

Звук камертона из прожитой жизни
Тихо вольется в грядущий оркестр
И, прочитав музыкальные мысли,
Выразит свой запоздалый протест.




*  *  *

Да, голос слаб и робок взгляд,
Но сердцем чист, душою светел.
Он до рождения распят
И не жилец на белом свете.

Ему не встать в огромный ряд
Тех, кто страшится тяжких мук,
Кто «идиот!» ему кричат,
Вбивая гвозди в кисти рук.



*  *  *

Люди навстречу – мишени подобие:
Хитрые, косо глядят исподлобья,
Взор опускают, скрывая личину,
Видимо, есть у спешащих причина.

Кто ты, прохожий? Куда и откуда?
Кто ты? Христос или жалкий Иуда?
Как угадать за опущенным взглядом
Кроткого агнца иль хитрого гада?

Хмурый прохожий по схожей причине
То же подумал о встречном мужчине.
Тайное в серых глазах прочитал
И, усмехнувшись, быстрей зашагал.



*  *  *

Может, ветер, а может, время
В пыль стирает память веков.
В даль ушедшее поколенье
Звук уносит своих шагов.

Даже вечные пирамиды
Превратятся в ничтожный прах.
Перед вечностью молчаливой
Замирает душевный страх.

На обломках когда-то живших,
Но пропавших во тьме культур,
Зародилось новое племя
Человеческих ярких натур.

Может, ветер, а может, время
Пожалеют обличья их.
А иначе зачем писал я
Поминальный, по сути, стих?



*  *  *

Жизнь торопит.
Времени в обрез.
Через топи.
Сквозь дремучий лес.
Без дороги.
Труден каждый шаг.
Вышел вроде?
Нет, кромешный мрак!

Что там, вакуум,
Облако полей?
Встречный атом –
Радость новых дней.
Сквозь туманность,
В мутную спираль?
Это данность,
Новая печаль.

Что там, поле,
Речка впереди?
В чьей же воле
Путь мне осветить?
Дует ветер,
Запахи степи.
Кто-то шепчет:
«Милый, потерпи…»



*  *  *

Ветер крепчает и гонит волну,
Воет в вершинах деревьев скрипучих.
С мола в бурлящую воду нырну,
Вынырну там, где сгущаются тучи.

Сверху ударит секущая дробь
Капелек, пляшущих в сизом тумане,
И полетит по артериям кровь,
Словно струя под давленьем в фонтане.

Завтра я снова на берег вернусь
В бухту, залитую солнечным светом.
Вспомнив о шторме, едва улыбнусь,
Чуть пожалев, что кончается лето.



*  *  *

Нарисую человечка,
Жизнь вдохну в него потом
И отправлю простофилю
В мир за лаской и теплом.

Что найдёт мой горемыка
В этом лучшем из миров
И каким домой вернётся?
Я ответить не готов.



*  *  *

Слова слетают с языка
И растекаются в эфире.
Им неуютно в нашем мире:
Зовут их в небо облака.

Сливаясь в ветреном потоке,
Кружась в весёлой кутерьме,
Они, как бумеранг, ко мне
Вернутся в заданные сроки.

Расположившись в стройный ряд,
Поведают о светлой доле,
И, согласившись на неволю,
Мне рифмой сердце напоят.



*  *  *

Ты получишь что тебе положено.
Всё исполнит Всемогущий в срок.
Ты пройдёшь тропой, никем нехоженной,
Но запомни: будешь одинок.

Не надейся на всепонимание
Тех, кто рядом днём или в ночи.
Ты один в Вселенной без названия
И напрасно, милый, не кричи.

Всё, что написал, по сути правильно,
Но смириться с мыслью не хочу.
Не один ты в этом мире праведном.
Я тебя пойму и… промолчу.



*  *  *

Как удивительно,
Что встретиться пришлось
Нам с вами на земле
Всего на краткий миг.

Ведь, в сущности, не здесь
А наверху нашлось
Решенье высших сил.
Его я не постиг.



*  *  *

Быть может, в суете обычных дней
Вас парадокс, друзья, не растревожит.
И все же, почему невзрачный воробей
Склюет овес, а лошадь съесть не сможет?






*  *  *

Как мало в лексиконе слов,
Чтоб выразить большое чувство.
Слова – топор для колки дров.
Он рубит чувства безыскусно.

Слова не могут передать
Тончайшие души порывы.
Они не призваны страдать,
Им непонятны чувств мотивы.

Не потому ль в кромешной тьме
Боролся Иаков до рассвета,
Что чувства замкнуты в тюрьме
И слов нет, чтобы понял Некто.

Слова истерлись за века
Употреблений суесловий.
Привычно крест кладет рука,
А Бог устал от славословий.

Простым евангельским ключом
Откройте в Истину калитку,
И чувства устремятся в дом
Без слов бессмысленных и жидких.

Слова пусты. Вины их нет,
И Истина не виновата.
Есть чувств неугасимый свет
И жизнь с рассвета до заката.



*  *  *

Над морем опустилась мгла –
Предвестница кромешной ночи.
Волна уснула, а луна
За лёгкой дымкой чуть видна
И виноватое лицо
Сегодня показать не хочет.

Мир, как мудрец, ушёл в себя,
Чтоб размышлениям предаться,
Вкусить приятное шутя,
Стереть во сне греховность дня,
Соломки мягкой постелить –
Всё в нашей жизни может статься.



*  *  *

В недоступном сознанью пространстве
Богом свернутых пси-измерений
Поселился навеки мой голос –
Путеводная нить поколений.

На каком перекрестке столетий,
Плотно сжатый объятием точки,
Он вольется негромким напевом
В Песню Песен земной оболочки.

Кто услышит биение сердца –
Четкий ритм моего камертона?
Суждено ли ему воплотиться
В благовест колокольного звона?

Разнестись по широким просторам,
Побуждая к высоким порывам,
И, врываясь в сумбурные мысли,
Зазвучать в них веселым мотивом?





*  *  *

В королевство кривых  зеркал
Не приводит специальный портал.
В этом мире Евклида прямые –
Порождение хитрых лекал.

Здесь добро обернётся злом,
Ну а злое под маской – добром.
И не факт, что лучший товарищ
Вас поддержит своим плечом.

Здесь велик кто по сути мал,
А пигмей силачом предстал.
И дурак на вершине славы –
Он на лаврах всю жизнь почивал.

Состраданьем тут не живут,
Если слаб – в порошок сотрут.
Если есть чувствительность к горю,
Её высмеют и изведут.

Что нашёл я и что потерял,
Что построил и что растоптал,
Что узнал об истинном мире
В королевстве кривых зеркал?

Брошу взляд по косому лучу,
Так привычно: гляжу и молчу.
Если в плоскости он отразится,
То от боли в глазах закричу.



*  *  *

Зачем стремиться в Абсолют,
Касаясь сложных тем?
Бессмертье там не продают,
И Бог там не тотем.

Давайте лучше поглядим
На срез в косых лучах.
Познанья искра вдруг сверкнет
В задумчивых глазах.

Слезу легко потом стряхнуть,
О «вечном» позабыв,
И основательно вздремнуть,
Познаний хлеб вкусив.

Пылинкой лёгкой улетит
Сомнений хоровод:
И относительность войдёт
Туда, где Бог живёт.



*  *  *

Посланник неба – юный ангел,
Богоподобный Гавриил
Во исполненье высшей воли
Благую весть провозгласил.

Тогда столкнулись разум с верой
В бесплодной пагубной борьбе.
Кто победит на бранном поле,
Пусть Гавриил шепнёт тебе.



*  *  *

Только рёв самолётов
Над смиренным кладбищем
Нарушает безмолвно
Лежащих покой.
А зимой ветер злой
На земле что-то ищет,
Покрывая могилки
Белоснежной крупой.

Приходите почаще
К упокоенным с миром.
Им общение нужно,
Хотя не зовут.
Здесь когда-то и нам
Предоставят квартиру.
На смиренном кладбище
Помнят, верят и ждут.



*  *  *

В разрывах облаков я вижу небо,
До синевы умытое дождём.
А под ногами отражённый слепок,
Рождённый в луже хмурым сентябрём.

Закрыл глаза. Исчезла на мгновенье
Контрастная картинка сентября.
Мне показалось: под ногами небо,
А сверху лужа капелек дождя.



*  *  *

Всего две гласные: А, У –
В начале и в конце.
«УА!» – когда приходим в мир
С тревогой на лице.

Когда же покидает жизнь,
Тупик, как ни крути,
Один в повестке дня вопрос:
«АУ, куда идти?»




Где ты, волшебная страна,

Страна, как сахарная вата,

Страна, возникшая из сна,

В которую вернусь когда-то?



Тебя на карте не найти,

Ты – плод фантазии прекрасной,

К тебе неведомы пути,

Но я ищу. Пока напрасно.



Я верю: время подойдёт

И ты откроешь мне границы –

Жасмин заснувший расцветёт

И снова защебечут птицы.